Самооборона статья ук рб

Статья 34. Уголовного кодекса РБ
Необходимая оборона

1. Каждый гражданин имеет право на защиту от общественно опасного посягательства. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать посягательства либо обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

2. Не является преступлением действие, совершенное в состоянии необходимой обороны, то есть при защите жизни, здоровья, прав обороняющегося или другого лица, интересов общества или государства от общественно опасного посягательства путем причинения посягающему вреда, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.

3. Превышением пределов необходимой обороны признается явное для обороняющегося лица несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется смерть или тяжкое телесное повреждение.

Уголовный Кодекс Республики Беларусь
Статья 34. Необходимая оборона

1. Каждый гражданин имеет право на защиту от общественно опасного посягательства. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать посягательства либо обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

2. Не является преступлением действие, совершенное в состоянии необходимой обороны, то есть при защите жизни, здоровья, прав обороняющегося или другого лица, интересов общества или государства от общественно опасного посягательства путем причинения посягающему вреда, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.

3. Превышением пределов необходимой обороны признается явное для обороняющегося лица несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется смерть или тяжкое телесное повреждение.

Статья 152. Умышленное причинение тяжкого телесного повреждения при превышении пределов необходимой обороны

Умышленное причинение тяжкого телесного повреждения при превышении пределов необходимой обороны –

наказывается общественными работами, или штрафом, или исправительными работами на срок до одного года, или арестом, или ограничением свободы на срок до двух лет.

Федерация крав мага

Самооборона и рукопашный бой

Уголовный кодекс РБ: как не оказаться за чертой закона

Постоянно в новостных сводках мы видим, как совершаются разбойные нападения с применением биты, ножей, пистолетов и даже бензопилы. Как показывает практика, далеко не всегда мы можем надеяться на оперативную помощь милиции или прохожих. Приходится действовать по обстоятельствам. Это всегда критическая ситуация и нет времени на долгое обдумывание: а что будет мне за этот удар, а что случится при этом ударе и т.п. Ситуация пронесется как молния. И дабы не стать заложником этого, пострадав от рук преступника или защищавшись оказаться за чертой закона, мы расскажем вам главные моменты уголовного кодекса о самообороне.

Уголовный кодекс предусматривает обстоятельства, которые исключают преступность деяния при самообороне. Как говорилось ранее это необходимая оборона(ст.34), крайняя необходимость(ст.36) и причинение вреда при задержании преступника(ст.35).

А также статья 37 – ошибка в наличии обстоятельств. Т.е. если лицо, вследствие заблуждения, считало, что находится в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости, но по каким-то обстоятельствам не осознавало отсутствие обстоятельств, которые исключают преступность деяния, то его действия оцениваются по нормам 34, 35 и 36 статей. Если в сложившейся обстановке лицо должно было и могло предвидеть отсутствие обстоятельств, исключающих преступность деяния, оно подлежит ответственности за причиненный вред по неосторожности.

А теперь перейдем к ситуациям, когда человек защищаясь все-таки перешел грань закона. А именно определим эту грань, описанную в статьях уголовного кодекса.

И начнем со статьи 142 – убийство при превышении мер, необходимых для задержания преступника.

К примеру, Сергей работал сторожем отдела вневедомственной охраны и выполнял обязанности по охране мясокомбината. Охраняя объект, он увидел на территории комбината двух незнакомых мужчин. Пытаясь задержать их, Сергей потребовал, чтобы они остановились, и сделал предупредительный выстрел. Однако эти лица (как было установлено позднее, ими оказались Константин и Петр, проникшие на территорию комбината с целью хищения мясопродуктов) побежали в сторону забора, ограждавшего охраняемую территорию. В тот момент, когда Константин и Петр находились уже около лаза в заборе, Сергей с целью их задержания произвел в них выстрел. Этим выстрелом был убит Петр, а Константину причинено легкое телесное повреждение. В данном случае имело место очевидное превышение мер, необходимых для задержания. Причинение Петру и Константину такого вреда при указанных обстоятельствах явно не соответствовало опасности их поведения.

По данной статье лицо наказывается ограничением/лишением свободы на срок до 3 лет.

При превышении пределов необходимой обороны и вследствие убийства лицо попадает под статью 143.

В качестве примера убийства при превышении пределов необходимой обороны можно привести дело по обвинению Петра. Осужденный познакомился в баре со студентами и распивал с ними спиртные напитки, после бара студенты продолжили отдыхать в квартире Петра. Здесь между ними возникла ссора. Один из студентов стал приставать к жене Петра, и тот избил его. Далее все стали расходиться по домам, Петр пошел проводить их. По дороге один из студентов напал на Петра, а затем к нему присоединился второй студент. При этом у одного из студентов был нож. Обороняясь, Петр вырвал нож у студента, другой рукой сбил его с ног. Второго студента Петр ударил ножом и, упав вместе с ним, продолжал наносить ему удары ножом в лицо и шею. К этому времени поднялся первый студент и ударил Петра по голове. Вскочив на ноги, Петр применил приемы рукопашного боя и нанес ему удар ножом. Когда студент упал продолжал наносить ему удары ножом в лицо и шею. От ударов ножом оба потерпевших скончались. В данной ситуации Петр нанес каждому потерпевшему по одному удару ножом, когда они стояли. Остальные удары были нанесены, когда они лежали на земле и реальной опасности для его жизни не представляли. Поэтому его действия явно не соответствовали характеру и степени общественной опасности посягательства и являлись превышением пределов необходимой обороны.

По 143 статье лицо может быть наказуемо исправительными работами либо лишением свободы на срок до двух лет. По данному примеру Петру грозит лишение свободы на 4 года, т.к. скончалось 2 человека +отягчающие обстоятельства в виде алкогольного опьянения.

За умышленное причинение тяжкого телесного вреда при превышении пределов необходимой обороны (ст.152) лицо наказывают общественными работами/штрафом либо исправительными работами(до одного года), либо арестом/ограничением свободы(до 2 лет).

Примером может послужить реальное дело прошлого года, гражданин А. договорился с гражданином Б. о покупке автомобиля Мерседес. Вечером А. пришел на встречу с Б. в назначенное время и место с намерением приобрести автомобиль, однако при осмотре обнаружил, что он находится в аварийном состоянии. В ходе беседы А. отказался передавать Б. деньги, заявив, что у машины имеются значительные повреждения. Б., держа в руке нож и угрожая расправой, потребовал от А. отдать ему деньги, либо банковские карты и коды к ним. А., в связи с возникшей угрозой, выхватил нож у Б. и нанес ему несколько ударов кулаком в лицо. В ходе возникшей драки Б. нанес А. удар по голове деревянной ножкой от стула. В ответ А. сбил Б. с ног и, осознавая, что последний находится в беспомощном состоянии и уже не в состоянии угрожать ему, нанес несколько ударов ножом в область головы и шеи, а затем еще несколько ударов по голове деревянной ножкой от стула. В результате Б. были причинены множественные телесные повреждения, в том числе открытая черепно-мозговая травма, перелом костей черепа, а также колото-резаные раны головы, шеи и бедер, которые расцениваются как тяжкий вред здоровью. С предъявленным обвинением А. согласился в полном объеме и ходатайствовал о постановлении приговора в особом порядке.

В данной ситуации суд признал гражданина А. виновным и назначил условное наказание в виде лишения свободы на срок 6 месяцев с испытательным сроком 1 год, в течение которого он должен своим поведением доказать исправление.

В заключении хотелось бы сказать, что многие из нас могут прожить всю жизнь и ни разу не столкнуться с хулиганами, грабителями или насильниками. Но все же, к сожалению, мы неподвластны судьбе. И каждый из нас может оказаться на месте жертвы тех, кто считает, что бить, грабить, насиловать или даже убивать вполне нормально и позволяемо . Подобным людям плевать на закон, на права, на порядки в нашем мире. Отмороженные наркоманы, насильники, уголовники, убийцы – живут среди нас и никто не знает, кто станет их целью сегодня. Можно надеяться на нашу доблестную милицию, а можно быть готовым. Обладая навыками крав мага и подкованностью в законе.

Статья 37. Мнимая оборона

1. Мнимой обороной признаются действия, связанные с причинением вреда при таких обстоятельствах,

Смотрите так же:  Приказ на доплату за сложность и напряженность труда

когда реального общественно опасного посягательства

не было, и лицо, неправильно оценивая действия потерпевшего, лишь ошибочно допускало наличие такого посягательства.

и оно не осознавало и не могло осознавать ошибочности

3. Если лицо не осознавало и не могло осознавать

ошибочности своего предположения, но при этом превысило пределы защиты, которые разрешаются в условиях соответствующего реального посягательства, оно

подлежит уголовной ответственности как за превышение пределов необходимой обороны.

4. Если в сложившейся обстановке лицо не осознавало, но могло осознавать отсутствие реального обществен105

но опасного посягательства, оно подлежит уголовной ответственности за причинение вреда по неосторожности.

1. Мнимая оборона — защита, оборона от воображаемого, кажущегося, но в действительности несуществующего

посягательства. Мнимая оборона и необходимая оборона

предполагают определенные обязательные условия: необходимая оборона — наличие реального посягательства, мнимая оборона — совершение действий, принятых за такое

посягательство. То есть признак действительности нападения позволяет провести разграничение между необходимой и мнимой обороной.

2. Юридические последствия мнимой обороны определяются»^» общим правилам о фактической ошибке, поэтому вопрос об ответственности при мнимой обороне решается трояким образом:

1) если лицо не осознавало и по обстоятельствам

дела не могло осознавать, что общественно опасное посягательство в действительности отсутствует — уголовная ответственность исключается (ч.2 ст. 37 УК), ввиду наличия казуса (случая). Нет вины — нет ответственности;

2) если лицо не осознавало, и не могло осознавать

ошибочности своего предположения, при этом превысило пределы защиты, — лицо отвечает за превышение

пределов необходимой обороны по ст.ст. 118 и 124 УК

3) если лицо не осознавало, но могло осознавать, что

общественно опасное посягательство отсутствует — ответственность наступает за причинение вреда по неосторожности (вина — преступная небрежность) — ч. 4

Самооборона статья ук рб





Закон «Об оружии» определяет понятие «холодное оружие» следующим образом: «Холодное оружие — оружие, предназначенное для поражения цели при помощи мускульной силы человека при непосредственном контакте с объектом поражения» (ст.1 Закона Республики Беларусь «Об оружии» №61-З от 13.11.2001 г. ).

Признаки холодного оружия определяются в СТБ ГОСТ Р 51215-2002.

К холодному оружию относятся сабли, шашки, ножи, кинжалы, финские ножи, кортики, кастеты, стилеты и другие предметы, специально предназначенные или приспособленные для поражения живой цели. Они могут быть колющими, колюще-режущими, рубящими, раздробляющими и т.д.

К оружию не относятся изделия, сертифицированные в качестве изделий хозяйственно-бытового и производственного назначения (перочинные, кухонные, сапожные, садовые ножи и т.п.), конструктивно сходные с оружием (ст.1 Закона Республики Беларусь «Об оружии»).

В конкретном случае вопрос о признании того или иного предмета холодным оружием может быть решен с помощью криминалистической экспертизы.

Какое холодное оружие вправе иметь граждане?

Граждане, имеющие разрешение на хранение и ношение охотничьего огнестрельного оружия, имеют право приобрести охотничье холодное клинковое оружие. Указаное оружие регистрируется при его реализации торговым предприятием путем отметки в разрешении органов внутренних дел на хранение и ношение охотничьего огнестрельного оружия. (ст.14 Закона Республики Беларусь «Об оружии»).

Граждане, имеющие лицензию на экспонирование и коллекционирование оружия вправе также приобрести холодное клинковое оружие (п.303 Указ Президента Республики Беларусь № 450 «О лицензировании отдельных видов деятельности»).

Таким образом, если Вы не охотник, и у Вас нет лицензии экспонирование и коллекционирование оружия — никакое холодное оружие Вы иметь и носить не вправе.

Какое холодное оружие запрещено?

На территории Республики Беларусь запрещается оборот в качестве гражданского и служебного оружия кистеней, кастетов, сурикенов, бумерангов и других, специально приспособленных для использования в качестве оружия предметов ударно-дробящего и метательного действия (ст.8 Закона Республики Беларусь «Об оружии»).

Законом предусмотрена ответственность за незаконное хранение или ношение холодного оружия.

За незаконное ношение либо перевозка холодного оружия предусмотрена административная ответственность в соответствии со ст.23.47 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях в виде штрафа в размере от 300000 до 900000 рублей с конфискацией предмета административного правонарушения или без конфискации.

Незаконное ношение либо перевозка холодного оружия, совершенные в течении года после наложения административного взыскания за такие же действия предусматривает уголовную ответственность по ч.1 ст.296 Уголовного Кодекса Республики Беларусь, наказывается общественными работами, или штрафом, или исправительными работами на срок до оного года, или арестом на срок до трех месяцев.

В соответствии с ч.2 ст.296 УК Республики Беларусь за незаконные изготовление либо сбыт холодного оружия предусмотрена ответственность в виде штрафа, или исправительных работ на срок от одного года до двух, или арестом на скрок до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до двух лет, или лишением свободы на тот же срок.

В соответствии с ч.3 ст.296 УК Республики Беларусь действия предусмотренные частью второй даннос статьи совершенные повторно, наказываются штрафом, или арестом на срок от трех до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до трех лет, или лишением свободы на тот же срок.

Андрей Баранец, и.о. начальника Советского РОВД Гомеля.

Закурить не найдётся?

В некоторых случаях хулиганство квалифицируют как уголовно наказуемое правонарушение, иногда дело ограничивается составлением административного протокола.

«Последнее слово» в рамках круглого стола решило разобраться, как квалифицируются хулиганские действия: по принципу «кому как повезет», либо существуют более весомые критерии для оценки? Принять участие в дискуссии согласились начальник Фрунзенского РУВД столицы подполковник Олег ГАЙДУКЕВИЧ, адвокат Минской областной юрконсультации N3 Наталья СЕРЖАНТОВА, замначальника Главного управления по Минску и Минской области Госслужбы медсудэкспертиз Игорь НИКОЛАЙЧИК и житель Молодечно Роман РУДОВ, который недавно освободился из мест лишения свободы, где провел четыре года за совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст.339 УК.

— Во многих случаях по ст.339 УК «Хулиганство» людей привлекают к уголовной ответственности. Может, уместно было бы значительную часть этих правонарушений подчинить Административному кодексу, который не предусматривает наказание в виде лишения свободы?

Олег Гайдукевич: — В уголовном и административном кодексах и без того прописаны четкие меры ответственности за противоправные действия в рамках обсуждаемой темы. Кроме того, есть разъяснения Верховного суда по спорным случаям, наработана судебная практика, и можно сделать вывод: по отношению к хулиганству наше законодательство не жесткое, а, наоборот, либеральное. И в целом я не вижу каких-то проблемных ситуаций, на основании которых уголовные дела следовало бы переквалифицировать в административные.

Наталья Сержантова: — Для привлечения к уголовной ответственности за совершение преступления обязательно должны присутствовать такие квалифицирующие признаки, предусмотренные Уголовным кодексом, как применение либо угроза применения насилия, повреждение имущества или его уничтожение, или исключительный цинизм, с которым совершались противоправные действия.

К правонарушениям, подпадающим под Административный кодекс, можно отнести действия, выражающие явное неуважение к обществу, но если при этом отсутствуют упомянутые выше признаки. В данном случае все это легко разграничивается, и я в своей практике не встречала, чтобы путали эти понятия.

Роман Рудов: — Законы у нас действительно справедливые, но главное, чтобы были хорошие исполнители, которые при рассмотрении дела учитывали бы все факторы, руководствовались законами и применяли их как нужно, а не стремились к улучшению статистики. Не знаю, как сейчас, но в 2008г., когда мне назначили наказание за хулиганство в виде лишения свободы сроком на четыре года, наверняка работала своеобразная система зачетов: чем тяжелее квалифицировали дело, тем лучше было для статистики и карьерного продвижения некоторых представителей правоохранительных органов.

— «Хулиганство» — довольно распространенная на практике статья, может, еще и поэтому считается, что здесь есть место для маневров со стороны правоохранителей?

Гайдукевич: — Когда-то такие предположения действительно были небеспочвенными: в начале 1990-х гг. в милиции велась борьба за статистику, за раскрываемость преступлений. Даже были требования, чтобы раскрываемость составляла едва ли не 100%. И если в каком-то регионе статистические показатели не достигали 90-100%, за это руководителей могли даже освободить от занимаемой должности. Ситуация кардинально изменилась с приходом на пост главы МВД Владимира Наумова, который начал серьезную и открытую борьбу за честную статистику.

Приведу конкретные примеры. На территории Фрунзенского района в 2010г. раскрываемость в интересующем нас сегменте составляла 42%, в 2011г. — 48%, в текущем году — 60%, и то за счет того, что произошло снижение данного вида преступлений. Если в прошлом году зарегистрировано 187 уголовно-наказуемых хулиганств, то на данном этапе — 45. Так что если бы внимание по-прежнему уделялось статистике, приведенные цифры были бы совсем иными, но на данном этапе речь идет не о регистрации преступлений, а о качестве работы.

Есть еще один существенный момент: мы работаем по новым условиям, связанным с созданием Следственного комитета — контроль за действиями милиции удвоился (есть еще и прокуратура). По определению не может быть, чтобы начальник милиции или кто-то из его подчиненных принимал волевое решение о привлечении лица к уголовной ответственности: сотрудники милиции собирают материал и передают его в Следственный комитет, самостоятельно принимающий решение о возбуждении уголовного дела. Более того, президент на своих совещаниях постоянно говорит главе Следственного комитета: основная задача — недопущение привлечения к уголовной ответственности лиц, не совершавших преступлений.

Смотрите так же:  Приказ отпуск без содержания по инициативе работника

Рудов: — Могу судить только на примере своего уголовного дела. По сути, меня осудили за то, что я сам не написал заявление в отношении лиц, которые раньше меня обратились в милицию и которых потом признали потерпевшими. Дело обстояло так. Я возвращался из ресторана, причем не отрицаю, что принимал спиртные напитки. По дороге ко мне пристала нетрезвая компания из четырех человек, задача которых была предельно простой — забрать мои вещи.

В итоге они забрали мой мобильный телефон, из-за чего конфликт и случился. Я взял бутылку с отбитым горлышком и порезал двоих из нападавших — остальные убежали. В отличие от них я не стал писать никакого заявления, из-за чего в итоге оказался за решеткой. Тем более был свидетель, который хоть и видел только часть произошедшего, но мог подтвердить, что основной конфликт исходил от людей, признанных впоследствии пострадавшими.

К тому же во время расследования не совпадало время произошедшего, другие нюансы: первый следователь, который вел дело, вбил себе в голову, что я виноват, и, исходя из своей убежденности, собирал исключительно доказательства моей вины. Затем следователя поменяли, я дал показания новому, который, когда закрывали дело, признался: «Я вижу, что происходит, но ничего не могу поменять».

Гайдукевич: — Трудно делать заключения без изучения материалов дела, но, в частности, человек сам признался, что находился в состоянии алкогольного опьянения, когда часто принимаются спонтанные и неадекватные решения. Абсолютное большинство уличных хулиганств сопряжено с применением алкоголя, и это данность, с которой надо бороться. Чтобы потом не разбираться с каждым отдельно взятым хулиганством, желательно заранее заниматься профилактическими действиями. Ведь именно драки между подвыпившими компаниями или отдельными лицами — наиболее тяжелы для расследования, особенно если нет свидетелей, что иногда влияет на квалификацию. Но есть органы расследования, адвокаты, суд, и перед тем, как выносится окончательное решение, обязательно учитываются все обстоятельства.

Игорь Николайчик: — В практике судмедэкспертов также случаются ситуации, когда потерпевшей признается сторона, имеющая больше телесных повреждений. Сложно судить, что инициировало конфликт, гораздо проще делать выводы по итогу — кто больше пострадал.

— Какие бытовые ситуации чаще всего заканчиваются проведением судмедэкспертизы?

Николайчик: — Ежегодно в Минске проводится порядка 16 тыс. экспертиз, по результату которых выявляются характер и степень тяжести различных телесных повреждений. По статистике, примерно три четверти экспертиз связаны с нанесением повреждений тупыми предметами. Для пострадавших полученные травмы имеют не самые тяжелые последствия, но это на самом деле очень большая социальная проблема.

Больше всего конфликтов случается на фоне употребления алкоголя, причем речь идет не только о квалификации характера и тяжести повреждений, но даже о летальном исходе — больше половины погибших от насильственных причин находились в состоянии алкогольного опьянения. Это касается несчастных случаев, суицидов, различных противоправных действий.

Гайдукевич: — При этом недавно по нашему гостелевидению видел передачу, где руководитель одного из предприятий на всю страну заявлял: плодово-ягодные вина (чернила) белорусского производства значительно вкуснее и полезнее, чем дорогостоящие качественные вина. А потом мы удивляемся, почему в Беларуси происходит много хулиганских противоправных действий. Да за подобные лозунги и призывы таких руководителей надо отстранять от должности уже на следующий день.

— В чем может выражаться умысел в противоправных действиях?

Сержантова: — Умысел, как правило, очевиден — неуважение к установленным в обществе правилам, что и проявляется в грубом нарушении общественного порядка. Хулиган противопоставляет себя всем остальным, и те же противоправные действия, подпадающие под статью Административного кодекса, происходят в основном в общественных местах.

При этом в основном клиенты адвокатов, привлекающиеся к административной или уголовной ответственности за хулиганство, — молодые люди в возрасте 30-35 лет. Под воздействием спиртных напитков они ищут различные поводы для конфликтов (яркий пример — сельские дискотеки), этот всплеск энергии также можно квалифицировать как умысел.

Гайдукевич: — Одна из основных проблем в том, что умысел со стороны людей, совершающих противоправные действия, не всегда виден. В школьные годы я жил в микрорайоне Кунцевщина, и мы часто ходили выяснять отношения со сверстниками из микрорайона Запад. Молодежь в таких ситуациях состава хулиганства не видит, наоборот, всеми движет благородная цель — поставить соседей на место. Поэтому надо ходить по школам, разъяснять, говорить о возможных последствиях, которые могут наступить даже при составлении административного протокола, не говоря уже о возбуждении уголовного дела.

Николайчик: — Вопросы умысла судмедэкспертиз не касаются: наши задачи более узкие, но не менее важные — правильное определение повреждений влияет на различные квалифицирующие признаки. Если говорить о тяжких телесных повреждениях, то они больше характерны для дорожно-транспортного травматизма, различного рода несчастных случаев.

Что касается противоправных действий, то тяжкие телесные — не самое частое в этой ситуации, тем более относятся они не к хулиганству, а к другим статьям УК.

Чем тяжелее повреждение, тем реже оно встречается. Из ежегодных 16 тыс. экспертиз примерно 5% касается тяжких телесных повреждений; менее тяжких — около 13%; легких телесных, повлекших кратковременное расстройство здоровья, — порядка 20%. Но подавляющее большинство повреждений — легкие телесные, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья либо незначительной стойкой утраты трудоспособности. Многие из этих случаев могут быть связаны с хулиганством, и, несмотря на незначительность полученных травм, это дает определенный объем для работы милиции — необходимо провести определенного рода разбирательства.

Рудов: — Я так и не понял, где в моем деле был умысел с моей стороны — была лишь ответная реакция на то, что меня побили. В итоге оказался виноват только я, хотя у нападавших умысел действительно был, причем их преступление можно было квалифицировать как грабеж.

Гайдукевич: — Так почему вы все-таки не обратились в милицию?

Рудов: — Я посчитал, что так будет по понятиям, у нас все «взаимно»: меня ограбили — я порезал, на этом можно было разойтись. Это было бы справедливо, а они написали заявления в милицию. Не исключаю, что писали под чьим-то давлением.

Гайдукевич: — Вы хотите жить по понятиям и при этом желаете, чтобы вас судили по закону. Я отчасти понимаю стремление народа к самосуду, но любой человек должен оценивать свои возможности и то, к чему это может привести. Переоценил силы — совершил неадекватные действия, за которые надо ответить по закону.

— А часто ли встречаются случаи, когда сами потерпевшие провоцируют хулиганские действия, и насколько они тяжелы для расследования?

Гайдукевич: — Мне часто бывает жалко тех, кого привлекают к ответственности, жалко родителей, которые почти каждую неделю льют слезы в РУВД. Но какая бы ни была ситуация, это не освобождает человека от ответственности, предусмотренной за нарушение законодательства. Если мы начнем руководствоваться жалостью, то будем жить не по закону, а рулить по понятиям — УК надо чтить.

Тем более наши законы достаточно либеральны — их можно применять по-разному. К примеру, если мы видим, что человек, совершивший хулиганские действия, — нормальный и вменяемый, можем его не арестовывать, а ходатайствовать перед прокурором района, чтобы он находился на подписке о невыезде. Это абсолютно законные механизмы, которые могут использовать правоохранительные органы. Но если человек представляет собой страшное зрелище (находился в состоянии алкогольного опьянения, был судим, абсолютно не раскаивается), то мы настаиваем, чтобы он находился в следственном изоляторе.

Рудов: — Моя ситуация меня многому научила: была возможность остаться потерпевшим, но ведь сложно предугадать, как во время конфликта поведет себя другая сторона — возможности для обороны должны оставаться. В моей ситуации считаю, что был прав, хотя мог ее избежать, смирившись с потерей телефона.

Сержантова: — Вам повезло, что никто не умер: используемая «розочка» — явное превышение самообороны, хотя по-человечески понять вас можно.

— Было упомянуто — к хулиганскому умыслу относят нарушение общественного порядка. В каких конкретных ситуациях об этом уместно говорить?

Гайдукевич: — В этом году на территории Фрунзенского района было совершено хулиганство: человек в автобусе начал мочиться на людей, и мотив здесь однозначный — неуважение ни себя, ни других. Иногда сложно разобрать, на что направлен умысел, какая цель перед человеком стояла. В микрорайоне Сухарево живет не совсем адекватная женщина, которая любит из окна кидать в прохожих пакеты с водой, мусор, различные предметы. Пострадавших не было, поэтому пока мы ее привлекали к мелкой административной ответственности — здесь факт нарушения общественного порядка очевиден.

Смотрите так же:  Приказ 134н 23.03.2019

Сержантова: — В случаях, связанных с нарушением общественного порядка, немаловажна и реакция человека, совершившего противоправные действия. Когда человек протрезвел, понял, что находится в РУВД, начинает искренне раскаиваться. Наше законодательство предусматривает взаимное примирение сторон по менее тяжким преступлениям, в т.ч. по хулиганству. Человек должен совершить противоправные действия впервые, полностью возместить ущерб перед пострадавшей стороной (порванная одежда и т.д.), иметь общую положительную характеристику — это одни из главных требований, предусмотренных законодательством. У потерпевшего берется расписка, что он простил обидчика и больше никаких претензий к нему не предъявляет.

Чаще всего примирение происходит во время судебного заседания, и в этом есть своеобразный воспитательный момент: судья еще должен принять это примирение, и человек, совершивший противоправные действия, находится в режиме ожидания, волнуется. В моей практике был случай, когда два вполне успешных человека попали в ДТП и при помощи кулаков начали выяснять отношения прямо на дороге. В итоге в зале суда они помирились.

— В ходе предварительного расследования со стороны родственников подозреваемых или потерпевших, требующих более сурового наказания для обидчика, оказывается какое-то давление на службы, от которых косвенно зависит принятие окончательного решения?

Николайчик: — Согласно действующему законодательству, эксперт максимально ограничен в общении с участниками процесса, его задача — правильно и объективно провести экспертизу и осмотреть потерпевшего в объеме, необходимом для составления заключения.

Эксперт уточняет обстоятельства причинения телесных повреждений, изучает медицинские документы и меньше всего внимания обращает на личные обстоятельства, мотивы, ставшие поводом для конфликтной ситуации. Если имеющиеся повреждения относятся к категории менее тяжких, крайне сомнительно, что эксперт их квалифицирует по-другому.

У нас существует самоконтроль со стороны самого эксперта, ведется контроль руководства и спецподразделений — эксперт несет ответственность за дачу заведомо ложного заключения.

Рудов: — К судмедэкспертизе у меня не было претензий: эксперт только оценил ранения потерпевших, осмотрел мои синяки. Заключение было объективным, могло быть использовано как в одну, так и в другую сторону: к сожалению, следователь квалифицировал дело по-своему.

— Как можно квалифицировать менее тяжкие телесные повреждения, нанесение которых законодательно сопряжено со злостным хулиганством?

Николайчик: — У таких повреждений не так уж и много критериев. Первый из них — длительное расстройство здоровья, превышающее 21 день. Второй — значительная и стойкая утрата трудоспособности (10-33%). Понятно, что не каждую сломанную ногу можно отнести к категории менее тяжких, чаще всего в этом сегменте повреждений приходится констатировать переломы костей предплечья, пальцев, некоторые повреждения мягких тканей, иногда сюда относятся и некоторые повреждения внутренних органов. Давая оценку, эксперт для начала исключает критерии более тяжких повреждений, тем более какого-то общего списка нет — все индивидуально.

К примеру, если рана мягких тканей глубокая, подвергалась хирургической обработке, но при этом не привела к опасным для жизни состояниям, она может быть отнесена к легким телесным повреждениям. Однако если ранение таких же размеров, но есть проникновение в брюшную полость — это уже тяжкое телесное повреждение. Для эксперта все имеет значение, и только в тех случаях, когда он полностью уверен в точном установлении характера и тяжести телесных повреждений, он может дать заключение.

То, что интересует врача при оказании медпомощи, не совсем то, что нужно для работы судмедэксперта — с этим сталкиваемся ежедневно. Действия врача направлены не на то, чтобы было хорошо работать эксперту, правоохранителям применять закон, а на оказание помощи пациенту. Поэтому он вполне может ограничиться фразой: у пострадавшего имеются множественные резаные раны, зашьет — и поставит на этом точку. Но эксперт только по имеющейся медицинской документации не может сказать ни о характере ранения, ни тем более о тяжести повреждений. Поэтому иногда приходится самому проводить обследования, выступать в роли диагноста, назначая определенные рентгенологические или лабораторные исследования.

Сержантова: — Адвокаты иногда с замиранием сердца ждут заключения судмедэкспертизы, ведь в данном случае от этого зависит квалификация содеянного — не только по хулиганству, но и по другим статьям УК. При этом сложно утверждать, что если, к примеру, зафиксированы тяжкие телесные повреждения, то все ясно и помощь адвоката не требуется. Невозможно сразу сказать, как в таком случае будет выстраиваться защита, но, несмотря на то, что степень тяжести причиненных телесных повреждений — один из основополагающих моментов, дело все равно будет рассматриваться в комплексе, по совокупности различных нюансов.

— В случае причинения менее тяжкого телесного повреждения может ли возникнуть ситуация, когда впоследствии повреждение будет квалифицировано иначе? Как в таких ситуациях поступают органы уголовного преследования?

Гайдукевич: — Переквалифицируют статью на более тяжкую — и получает человек за содеянное, к примеру, шесть с половиной лет лишения свободы. Но для этого необходимо, чтобы судмедэкспертиза установила причинно-следственную связь: например, доказала, что именно удар в глаз во время хулиганской драки повлек за собой последующую потерю зрения. Такое случается, и милиция в профилактических целях часто ходит по школам и рассказывает старшеклассникам, чем могут закончиться, казалось бы, безобидные драки. Иногда человек и от несущественного вроде бы удара умирает, а потом начинается плач в кабинете следователя. Такие дела переквалифицировались и будут переквалифицироваться.

Николайчик: — Случаи, когда одна степень тяжести меняется на другую из-за ошибки эксперта, неправильно оценившего ситуацию, крайне редки — это происходит в одной экспертизе из 5 тыс. Эксперты всегда основательно подходят к классификации повреждений, а милицию, прокуратуру, Следственный комитет не всегда устраивает, когда судмедэкспертиза на каком-то этапе воздерживается от окончательного определения тяжести содеянного. Есть ситуации, когда эксперт только через четыре месяца может точно указать характер и тяжесть повреждений. На словах он может дать какие-то пояснения, но в заключении пишется, что исход пока неясен — необходимо провести дополнительные исследования либо дождаться полного выздоровления или невыздоровления пациента.

— Ч.3 ст.339 УК подразумевает, что фигурантом уголовного дела применялось оружие либо предметы, используемые в качестве оружия. Что это могут быть за предметы?

Гайдукевич: — Обычно это битая бутылка, нож, палка, чаще всего — кулак. Может использоваться все, что в домашних условиях попадается под руку. В нашей практике был случай, когда для нанесения повреждений использовалась отвертка. Все зависит от физических возможностей человека — можно нанести вред здоровью и при помощи карандаша.

Сержантова: — В постановлении пленума Верховного суда этой части уголовной статьи отведено особое внимание. Там четко указано: под применением оружия следует понимать использование либо попытку использования его поражающих свойств в соответствии с конструктивным предназначением. На специально организованных лекциях, которые посещают в т.ч. адвокаты, представители Верховного суда поясняют, что поражающие свойства могут быть у любого предмета, поэтому надо учитывать все нюансы. К примеру, если в ходе хулиганских действий использовалась палка, очень важно выяснить, почему человек ее взял, под каким углом замахивался, как именно наносил удар — все это впоследствии будет влиять на квалификацию.

— Часто ли имеет место рецидив по статье «Хулиганство»?

Рудов: — В моем случае это было стечение обстоятельств, без какого-либо умысла, и вряд ли что-то подобное повторится — для себя я уже сделал выводы, как надо вести себя в подобных ситуациях.

Гайдукевич: — Людей, несколько раз судимых за хулиганство, я могу спокойно распознать по внешнему виду: у них специфическая внешность, поведение, взгляд. Рецидив, бесспорно, есть, кто-то не хочет перевоспитываться, но профилактика все равно нужна, чтобы люди поняли, что в 2012г. есть много возможностей для цивилизованного разрешения конфликтов. Для этого необходимо ужесточить отношение к тому же алкоголю, взять на вооружение опыт западных стран, где спиртное продают в специальном секторе, занавешенном занавеской, иногда приобретенный алкоголь заворачивают в пакеты. Покупать алкоголь там стыдно, и вряд ли какой-то местный чиновник или бизнесмен будет публично расхваливать прелести местных плодово-ягодных напитков.

Сержантова: — Мои клиенты, которые когда-то были осуждены по этой статье, к счастью, ко мне больше не обращались. Хотя иногда случается, что кто-то звонит в два часа ночи с просьбой: «Александровна, выручай, срочно надо». Я либо даю какие-то советы по горячим следам, либо утром приходят родственники звонившего для заключения договора на оказание юрпомощи.

Николайчик: — Иногда на экспертизах попадаются уже знакомые лица, но вряд ли это можно назвать рецидивом — никто не планирует ситуации, в которых может пострадать. Из постоянных клиентов запоминаются скорее психически неуравновешенные пациенты. К примеру, вспоминается женщина, которую, по ее словам, изнасиловали известные политики, а также пришельцы из космоса. Ситуация может вызвать улыбку, но мы обязаны проверять все факты, и без проведения судмедэкспертизы сложно обойтись. А вообще, хотел бы пожелать, чтобы в жизни люди как можно реже пересекались с работой судмедэксперта.