Уступка прав требования по кредитам и займам

Уступка прав требования по кредитному договору

Подборка наиболее важных документов по запросу Уступка прав требования по кредитному договору (нормативно-правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Нормативные акты: Уступка прав требования по кредитному договору

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Уступка прав требования по кредитному договору

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Формы документов: Уступка прав требования по кредитному договору

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Правомерна ли уступка прав требования банком по кредитному договору иным лицам? (Деревянко Е.М.)

Дата размещения статьи: 31.01.2018

Согласно ст. 1 Конституции РФ, с которой начинается глава «Основы конституционного строя»: Российская Федерация — Россия есть демократическое. правовое государство, где в соответствии со ст. 2 Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. При этом Российская Федерация провозглашается как «социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека» , также гарантируется государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, соответственно, на основании ч. 2 ст. 55 того же Основного Закона «в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина» .
———————————
Конституция РФ.
Там же.

На основании ст. 388 ГК РФ «уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника» , таким образом, кредитор вправе осуществлять уступку прав (требований) по договору потребительского кредита (займа) третьим лицам, если иное не предусмотрено федеральным законом или договором, содержащим условие о запрете уступки, согласованное при его заключении в порядке, установленном настоящим Федеральным законом от 21.12.2013 N 353-ФЗ. При этом заемщик сохраняет в отношении нового кредитора все права, предоставленные ему в отношении первоначального кредитора в соответствии с федеральными законами. При уступке прав (требований) по договору потребительского кредита (займа) кредитор вправе передавать персональные данные заемщика и лиц, предоставивших обеспечение по договору потребительского кредита (займа), в соответствии с законодательством Российской Федерации о персональных данных.
———————————
Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 31.01.2016).

Лицо, которому были уступлены права (требования) по договору потребительского кредита (займа), обязано хранить ставшую ему известной в связи с уступкой прав (требований) банковскую тайну и иную охраняемую законом тайну, персональные данные, обеспечивать конфиденциальность и безопасность указанных данных и несет ответственность за их разглашение. Также согласно Федеральному закону от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» (ред. от 01.09.2015) «операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом» . Однако ответственность, о которой идет речь выше, лицо несет лишь на территории Российской Федерации, поскольку законы РФ действуют лишь на территории РФ.
———————————
Федеральный закон от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» (ред. от 01.09.2015).

Конечно, индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа) формально согласовываются кредитором и заемщиком индивидуально и могут включать в себя различные условия, не противоречащие закону, в том числе возможность запрета уступки кредитором третьим лицам прав (требований) по договору потребительского кредита (займа).
Только кто же из сотрудников кредитной организации разъясняет при заключении договора потребительского кредита пункт о возможности уступки права требования долга банком иной организации, в том числе не банковской, или физическому лицу — индивидуальному предпринимателю, не имеющим лицензии Центрального банка РФ. Ведь согласно положениям ст. ст. 1, 5 Закона от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» исключительное право на осуществление операций по размещению от своего имени на условиях возвратности, платности, срочности денежных средств, привлеченных в виде вкладов физических и юридических лиц, принадлежит только банку, имеющему при этом соответствующую лицензию Центрального банка России. Однако по выдаче кредита при возникновении условий, при которых необходимо выставить требование о возврате долга, банк уступает права по кредитному договору, причем не просто иной кредитной организации, а зачастую организации, не являющейся кредитной, индивидуальному предпринимателю, иностранным юридическим лицам, поскольку, как указал в информационном письме от 30.10.2007 N 120 Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ «Обзор практики применения Высшим Арбитражным Судом положений главы 24 ГК РФ», уступка банком прав по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией, не противоречит законодательству. Не содержит действующее законодательство норм, запрещающих банку уступить права по кредитному договору организации, не являющейся кредитной и не имеющей лицензии на осуществление банковской деятельности. Нет оговорки и в ГК РФ о том, что реализация прав кредитора возможна только кредитной организацией, причем организацией, зарегистрированной и осуществляющей свою деятельность только на территории РФ.
Статья 384 ГК РФ указывает, что право первоначального кредитора переходит к новому заимодавцу в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права требования, не оговаривая при этом, с кем заключен договор цессии — с иностранной или российской организацией, и не имеет значения, что в определенной мере он является для РФ убыточным, поскольку согласно п. 2 ст. 309 НК РФ доходы, полученные иностранной организацией, не осуществляющей деятельность на территории РФ от продажи имущественных прав на территории РФ, при условии что у зарубежной компании нет в России постоянного представительства, налогом на прибыль не облагаются.
Согласно тому же информационному письму от 30.10.2007 N 120 Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ уступка требований по кредитному договору не относится к числу банковских операций, указанных в статье 5 ФЗ «О банках и банковской деятельности», т.е. лицензия обязательна кредитной организации только для выдачи кредитов, при этом права кредитора на практике реализует исходя из законодательства РФ не только кредитная организация, выдавшая кредит, поскольку ГК РФ не содержит предписание о возможности реализации прав кредитора по кредитному договору только кредитной организацией.
А как же требование закона о том, что без согласия должника невозможна уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника?
Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в своем письме от 13.09.2011 N 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров» прямо указал, что «уступка банком лицу, не обладающему статусом кредитной организации, не исполненного в срок требования по кредитному договору с заемщиком-гражданином не противоречит закону и не требует согласия заемщика. Требование возврата кредита, выданного физическому лицу по кредитному договору, не относится к числу требований, неразрывно связанных с личностью кредитора» . Однако не должен ли заемщик сам для себя определить, какие условия для него являются неразрывно связанными с личностью кредитора, а какие нет?
———————————
Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.09.2011 N 146.

В связи с этим понятно, что нормы статьи 382 ГК РФ не требуют согласия должника при переходе к другому лицу прав кредитора. Законодательная база не содержит норм, обязывающих требовать согласия заемщика на уступку кредитной организацией требований по кредитному договору. В связи с изложенным нельзя не согласиться с позицией Роспотребнадзора, из письма которого (от 02.11.2011 N 01/13941-1-32 «Об отдельных аспектах правоприменительной практики по привлечению банков к административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей (в связи с информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.09.2011 N 146)») следует, что передача банком права требования долга с заемщика, тем более при возникновении спора о наличии долга между первоначальным кредитором и заемщиком, различным небанковским организациям не основана на нормах права, ведь личность кредитора очень важна для заемщика-потребителя. И передача права требования долга банком, да еще имеющим в активе акции государства, небанковской организации, а тем более индивидуальному предпринимателю или коллекторскому агентству, есть прямое нарушение прав гражданина, которые не просто соблюдать, охранять должно государство, ведь передача права требования в таком случае в том числе происходит и от имени государства.
Отчасти согласен с вышеуказанным и Верховный Суд РФ, указавший, что в соответствии с п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» суд, разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом), не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении. В ответ на Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека опубликовано письмо от 23.07.2012 N 01/8179-12-32 «О Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», в котором обозначено, что по-прежнему «не усматривается безусловных оснований для признания правомерности включения в кредитный договор с заемщиком (физическим лицом) условия о праве банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, в связи с чем территориальным органам Роспотребнадзора необходимо продолжать в рамках своей компетенции оказывать потребителям необходимую помощь по защите их прав, в том числе в судебном порядке» .
———————————
Письмо Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 23.07.2012 N 01/8179-12-32 «О Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей».

Указанное письмо призывает обратить особое внимание на пункт 51 Постановления, в котором сформулирован тезис о порядке разрешения судами общей юрисдикции дел по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), поскольку «он по своему правовому смыслу не аналогичен по содержанию и выводам, сделанным Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в пункте 16 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. N 146)» .
———————————
Там же.

Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей также полагает, что в силу отсутствия необходимого разрешительного законоположения о возможности передачи банком права требования долга с заемщика (физического лица) по кредитному договору лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, совершаемые на практике такого рода действия не могут считаться соответствующими закону (тем более при наличии спора о наличии как такового долга между первоначальным кредитором и заемщиком), поскольку в соответствии с положениями статьи 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Так как по общему правилу «не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника» , безусловно, при разрешении дел, связанных с уступкой требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями, мало достоверного установления факта действительного наличия добровольного волеизъявления заемщика на включение в кредитный договор условия о возможности уступки требования третьему лицу, не равноценному банку (иной кредитной организации) по объему прав и обязанностей в рамках лицензируемого вида деятельности, осуществляемой первоначальным кредитором, поскольку основными аргументами в пользу отсутствия на момент заключения кредитного договора реально достигнутого соглашения сторон по вопросу о возможной уступке требования, в рамках кредитного договора с банком, как правило, служат утверждения и доводы заемщика о том, что для него у банка особый правовой статус, и требования к организации деятельности, регламентированные законодательством о банках и банковской деятельности, на всем протяжении соответствующих правоотношений имеют существенное значение, тем более если банк в активе обладает акциями государства, и неважно при этом, в каком процентном соотношении, и именно банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о заемщике, и именно банк несет ответственность за их разглашение.
———————————
Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 31.01.2016).

Еще раз хочется коснуться вопроса обработки персональных данных при уступке прав требования иному лицу, ведь согласно ст. 9 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» (ред. от 01.09.2015) субъект персональных данных принимает решение о предоставлении его персональных данных и дает согласие на их обработку свободно, своей волей и в своем интересе. Давая согласие на обработку персональных данных в кредитном учреждении, которому изначально доверяет, субъект вряд ли задумывается, подписывая кредитный договор и имея намерение о своевременном погашении кредита, давая согласие на переуступку требования третьему лицу, о том, что в случае, если такая переуступка будет иметь место, при этом этим третьим лицом может являться любое как юридическое лицо, так и индивидуальный предприниматель, в том числе иностранные юридические лица и индивидуальные предприниматели, он как кредитор также будет иметь доступ к персональным данным должника.
Как видно, при уступке права требования по кредитному договору кредитной организацией иным лицам имеет место как нарушение прав граждан, так и ущемление интересов государства, в особенности если кредитная организация имеет в своих активах акции государства, а значит, должна быть озабочена не только реализацией права требования возмещения по долговым обязательствам, но и по возможности добросовестным исполнением обязанностей от имени государства по соблюдению законов, а также прав граждан, сохранением благосостояния которых она не может быть не обременена. Не следует ли законодательно запретить или хотя бы ограничить права кредитных организаций, пусть и с минимальной долей акций государства в активе, уступать право требования долга по договору потребительского кредита как иностранным кредитным организациям, предпринимателям, физическим лицам, так и российским предпринимателям, физическим лицам, организациям, не являющимся кредитными, тем более не имеющим лицензии Центрального банка РФ, дабы не ущемлять от имени государства интересы не только самого государства, но и его граждан, которым это государство гарантировало защиту прав и свобод. Кроме того, «современные реалии мирового развития свидетельствуют об углублении противоречий между различными регионами, блоками и группами стран. Все больше проявляет себя конкуренция между отдельными странами «за право обладания» капиталами иностранных инвесторов» .
———————————
Коновалов В.В. Предпринимательская деятельность в России: законодательное обеспечение инвестиций // Российский судья. 2013. N 1. С. 25.

Не следует ли избрать иной способ «инвестиций» в иностранный капитал, нежели продажа долгов неплатежеспособных российских граждан, путем внесения изменений в законодательство РФ «с целью ликвидации правовых коллизий, имеющихся в настоящее время между основополагающими конституционными принципами» и правовым экономическим пространством Российской Федерации на фоне происходящих в настоящее время разногласий на международной арене, вносящих диссонанс в первую очередь в экономические и правовые отношения как внутри государства, так и на межгосударственном уровне?
———————————
Там же. С. 28.

Смотрите так же:  Какая пенсия на 3 группе инвалидности в 2019 году

Литература

1. Коновалов В.В. Предпринимательская деятельность в России: законодательное обеспечение инвестиций // Российский судья. 2013. N 1. С. 24 — 28.

Об изменениях в правовом регулировании уступки права требования, займа и факторинга

Автор: Александр Трапезников, юрист ООО «Инвест-аудит»

1 июня 2018 года вступили в силу поправки, внесенные в части 1 и 2 Гражданского кодекса РФ Федеральным законом от 26.07.2017 № 212-ФЗ, затронувшие главным образом договоры по уступке требований, факторинга, займа, кредита, банковского вклада и банковского счета, расчетов. Как уже свойственно законодателю ряд изменений корректируют уже существующие правовые институты, ряд изменений касается включения в содержание ГК РФ норм об институтах, которые давно имеют место быть на практике, а ряд вводимых положений, на наш взгляд, абсолютно новые.

В настоящей статье предлагаем остановиться на поправках, касающихся регулирования отношений по уступке права требования, займа и факторинга. Кратко о сути произошедших изменений расскажем далее:

1. В части 1 ГК РФ были внесены изменения в нормы об уступке права требования. Так, ст. 386 ГК РФ в новой редакции предусматривает, что должник обязан после в разумный срок после получения уведомления о переходе прав к новому кредитору сообщить такому кредитору о возникновении известных ему оснований для возражений и предоставить ему возможность ознакомления с ними. Норма предусматривает, что в противном случае должник не может ссылаться на эти основания в дальнейшем.

Очевидным итогом введения данной нормы является обеспечение защиты прав кредиторов и некоторых ограничений для должников, что весьма целесообразно для пресечения недобросовестного поведения участников оборота.

Между тем, эта норма предусматривает оценочную категорию «разумный срок», квалификация которой будет наверняка отдана на откуп судебной практике, что явно снижает эффективность данного правового инструмента для защиты прав кредиторов, при этом, является основанием для внимательного отношения к своим обязанностям со стороны должников, хотя, должник в принципе не является участником договора уступки права требования и возложение на него такого рода обязанности можно оценить в качестве, в какой-то степени, нелогичного поступка законотворцев.

Также законодатель встал на защиту добросовестных кредиторов, указав в п. 4 ст. 388 ГК РФ, что если добросовестный кредитор приобрел неденежное право требования, когда такое требование нельзя было уступать в силу договора (запрет уступки права на получение неденежного исполнения), то такая уступка может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда должник докажет недобросовестность нового кредитора (т.е., что он знал или должен был знать об указанном запрете). Обычно, доказательством такого знания служат обстоятельства взаимозависимости между сторонами, в остальных случаях доказать данные обстоятельства весьма сложно, что в совокупности нивелирует значение запрета на уступку.

Пункт. 1 ст. 390 ГК РФ законодателем дополнен абзацем о том, что если иное не предусмотрено законом, договор, на основании которого производится уступка, может предусматривать, что цедент не несет ответственности перед цессионарием за недействительность переданного ему требования по договору, исполнение которого связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, при условии, что такая недействительность вызвана обстоятельствами, о которых цедент не знал или не мог знать или о которых он предупредил цессионария, в том числе обстоятельствами, относящимися к дополнительным требованиям, включая требования по правам, обеспечивающим исполнение обязательства, и правам на проценты. Данной нормой, по сути, смягчена ответственность цедента перед цессионарием за недействительность переданного ему требования.

Пункт 7 ст. 448 ГК РФ изложен следующим образом: если в соответствии с законом заключение договора возможно только путем проведения торгов, победитель торгов не вправе уступать права (за исключением требований по денежному обязательству) и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора. Обязательства по такому договору должны быть исполнены победителем торгов лично, если иное не установлено законом.

Следовательно, как видим, целью принятых изменений является ряд условий, препятствующих оспариванию соглашений об уступке права требования, чем создаются дополнительные условия для устойчивости оборота, снижению рисков, как для цедента, так и для цессионария, и особенно актуально для минимизации злоупотреблений в делах о банкротстве и вывода активов недобросовестными субъектами, в связи с этим принятые поправки вводят ряд инструментариев, требующих внимания, как руководства юридических лиц, так и внимания граждан.

2. Изменения затронули и правовое регулирование факторинга. Главным образом можно выделить решение существовавшей ранее неопределенности в вопросе возможности применения к факторингу норм об уступке права требования.

Если ранее и судебная практика, и доктрина разделялись в своем мнении по данному вопросу, то с 01.06.2018 г. в п. 2 ст. 824 ГК РФ прямо закреплена возможность применения к факторингу норм об уступке требований. При этом статьей 829 ГК РФ установлена презумпция возможности последующей уступки фактором принадлежащего ему денежного требования. Сейчас эта презумпция обратная выглядит прямо противоположным образом. Данная новелла, на наш взгляд, упрощает оборот требований и увеличивает устойчивость соглашений об уступке прав требований.

Также в числе существенных аспектов можно выделить конкретизацию законодателем предмета договора факторинга. Согласно ст. 824 ГК РФ факторингом считается такой договор, по которому финансовый агент (фактор) обязуется совершать не менее двух действий из четырех, а именно:

1) передавать клиенту денежные средства в счет денежных требований, в том числе в виде займа или предварительного платежа (аванса);

2) осуществлять учет денежных требований клиента к третьим лицам (должникам);

3) осуществлять права по денежным требованиям клиента, в том числе предъявлять должникам денежные требования к оплате, получать платежи от должников и производить расчеты, связанные с денежными требованиями;

4) осуществлять права по договорам об обеспечении исполнения обязательств должников.

Если в договоре есть обязательство совершить только одно из этих действий, то это будет иной договор, заключение которого также допускается.

Следовательно, существо изменений в нормы ГК РФ о факторинге опять же направлены на усложнение оспаривание уступки фактором денежного требования, что существенно снижает риски при оформлении соответствующих договорных отношений, а потому находит положительную оценку среди мнений практикующих юристов.

3. Основное внимание юридических лиц и граждан должны обращать внимание поправки в правовое регулирование договора займа, т.к. это весьма распространенная и актуальная для участников гражданского оборота правовая конструкция, используемая в хозяйственной деятельности и повседневной жизни.

К числу основополагающих изменений в нормы ГК РФ о займе следует отнести предусмотренную поправками возможность заключения консенсуального договора займа.

Напомним, что до 01.06.2018 г. заем был исключительно реальным договором (т.е. момент его заключения совпадал с моментом передачи денег, и договоренность о выдаче займа до передачи денег не имела правового значения). Иными словами, до внесения изменений нельзя было от займодавца потребовать исполнения обязательства в натуре (т.е. выдать заем), т.к. обязательства еще не существовало с правовой точки зрения, что также препятствовало ко взысканию убытков за неисполнение действий по выдаче займа. Чтобы обеспечить возможность реализации обязательства займодавцем стороны ранее заключали предварительный договор займа, но с введением поправок заключение такого договора не требуется, т.к. после заключения консенсуального договора займа, заемщик, не получивший деньги от займодавца, может в судебном порядке потребовать исполнения обязательства в натуре.

Между тем, законодатель, вводя изменения, учел интерес займодавцев, указав, что заимодавец сможет отказаться исполнять договор полностью или частично. Этим правом можно будет воспользоваться при наличии обстоятельств, которые очевидно свидетельствуют о том, что заемщик не вернет заем в срок.

В свою очередь, заемщик вправе отказаться от получения займа полностью или частично, уведомив об этом заимодавца до установленного договором срока передачи предмета займа, а если такой срок не установлен, то в любое время до момента получения займа (при условии, что иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором займа). Иное может быть предусмотрено правовыми актами или договором, в котором заемщиком выступает предприниматель.

Также в ГК РФ введено новое регулирование процентных ставок по займу. После изменений ГК РФ допускает установление процентов годовых в виде фиксированной величины с применением ставки в процентах годовых, величина которой может изменяться в зависимости от предусмотренных договором условий. Это может быть, например, ключевая ставка.

Помимо этого, законодателем скорректирован предельный размер беспроцентного займа по договору, заключенному между гражданами, который составляет 100 тысяч рублей. Возможность заключить беспроцентный заем имеется и у индивидуальных предпринимателей.

В ГК РФ также введен новый термин «ростовщические проценты», относящийся к обозначению займов на потребительские цели. Законодатель установил, что ростовщическим процент становится, если он в два раза и более превышает обычно взимаемые в подобных случаях проценты. Закон предполагает, что в этой ситуации процент является чрезмерно обременительным для должника.

Для того чтобы определить размер «обычно взимаемых в подобных случаях процентов», можно использовать материалы Банка России. Признание процентов ростовщическими не приведет к признанию договора недействительным, но будет основанием для уменьшения процентов судом до нормальных значений.

Однако это не значит, что проценты по займу (кредиту) в подобном случае будут низкими. Если по определенному виду займа или кредита рыночные процентные ставки в среднем высоки, то вероятнее всего и обычно взимаемые проценты будут высокими.

Новая редакция ГК РФ меняет регулирование платежей за предоставление кредита, в результате чего с 01.06.2018 г. в предмет кредитного договора введены иные платежи по кредиту, не являющиеся процентами по кредиту. Речь идет, в частности, о платежах за предоставление кредита (банковских комиссиях). Другими словами, законодатель прямо допустил возможность их установления займодавцем. Исключение составляет потребительский кредит.

С точки зрения практики, это изменение не столь существенно. К примеру, такой платеж при выдаче кредита, как комиссия за открытие и ведение ссудного счета, ничтожен в потребительском кредите, а в обычном это условие правомерно, поскольку стороны свободны в определении условий договора, а негативные последствия этого условия являются частью предпринимательского риска (ст. 2 ГК РФ).

Соответственно, многие комментаторы данных изменений отмечают, что введенные поправки лишь закрепили сложившийся подход. Такого же рода и ст. 821.1 ГК РФ, которая допускает досрочное погашение кредита в случаях, предусмотренных договором.

Таким образом, платежи за предоставление кредитов включены законодателем в качестве составной части предмета договора. Исключение – потребительский кредит.

Изменения затронули и возврат займа, существо которых сводится к тому, что обязанность по возврату займа будет считаться исполненной, когда деньги поступили в банк, в котором открыт банковский счет займодавца. Как указывает большинство практиков причина уточнений правил возврата займа заключается в массовых банкротствах банков и соответствующих проблем.

Действовавшая редакция пункта 3 ст. 810 ГК РФ предусматривала, что обязанность заемщика по возврату займа исполнена, когда денежные средства поступили на счет заимодавца, только когда банк находится в плохом финансовом положении, на его корреспондентских счетах (куда первоначально поступают средства от заемщика) недостаточно денежных средств и они не поступают собственно на счет заимодавца. Поэтому возникает ситуация, когда заемщик денежные средства перечислил, но обязанность по возврату займа не исполнил, в связи с этим вступившие в силу изменения призваны решить данную проблему, т.к. обязанность по погашению задолженности считается исполненной при поступлении денег на корреспондентский счет банка.

Очевидно, что для руководителей и сотрудников финансовых служб организаций данные изменения представляют наибольший интерес, поэтому, безусловно, не должны оставаться без внимания, в частности, введенная консенсуальность правовой природы заемных обязательств, изменения в регулирование процентных ставок и платы за предоставление кредита.

С учетом изложенного, после вступления в законную силу новых поправок в ГК РФ, законодатель предложил много новых и достаточно интересных изменений, которые затрагивают интересы не только профессиональных участников гражданского оборота, но и всех граждан, вследствие чего данные изменения представляют несомненный интерес для изучения и анализа на предмет их регулятивного эффекта на существующую правовую реальность.

В целом, вышеуказанные изменения подлежат позитивной оценке, т.к. являются очередным плодотворным шагом на пути поэтапного реформирования гражданского законодательства и сложившегося гражданского оборота.

Уступка права требования по кредитному договору

Для любого кредитного должника, пожалуй, нет страшнее угрозы, чем обещание представителей банка-кредитора «продать долг». Сразу на ум приходят крепкие ребята с битами, которые без приглашения вламываются в ваш дом, и телефонные звонки с угрозами. Для многих должников одного такого обещания иногда достаточно, чтобы кинуться искать способы погасить задолженность. Между тем, в российском законодательстве, по сути, нет такого понятия, как «продать долг».

Однако банк-кредитор или иная финансовая организация, которая предоставила вам заемные средства, действительно вправе передать сторонней организации утомительные хлопоты по «выбиванию» долгов с легкомысленного заемщика. Происходит это в рамках уступки права требования по кредитному договору.

Что такое уступка права требования по кредитному договору?

Вся эта малоприятная для заемщика процедура и ее довольно непростой механизм подробно описываются в статье 382 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ). Из ее положений вытекает, что банк действительно может избавиться от проблемного заемщика, и такая процедура называется цессия. Однако, это не продажа суммы долга банковского клиента, а передача третьей стороне прав на требование накопившегося долга по кредитному договору.

Кстати, уступка права требования может распространяться не только на банковские займы. Новому кредитору может быть передано право востребовать практически все что угодно. Всё, что не входит в коротенький список прав и требований, цессия по которым невозможна, специально обозначенный в статье 383 ГК РФ. Например, речь там идет про алименты либо про иные права, связанные непосредственно с личностью человека. А всё, что не запрещено, как известно, у нас разрешено.

При этом закон не оговаривает, кто именно может выступать в роли этой самой третьей стороны. В статье 382 ГК РФ можно прочитать лишь о том, что уступка требования может быть передана «другому лицу», критерии которого никак не прописаны. Так что заинтересованным лицом тут могут выступать и другой банк, и коллекторское агентство, и любая другая структура. И это, увы, никак не зависит от мнения заемщика.

В каких ситуациях банки идут на заключение договора уступки?

Представим совершенно житейскую ситуацию: вы взяли в банке кредит, но не рассчитали свои финансовые возможности и в один «черный» день перестали, что называется, платить по счетам. Растет сумма долга по кредиту, растут штрафные санкции, а «черная» полоса в вашей жизни все не кончается.

И вот банку надоедает с вами возиться, он теряет надежду наладить с вами конструктивный диалог и получить назад свои денежки. Тогда он принимает решение избавиться от вас и уступает сомнительное удовольствие работы по вашему кредитному договору третьей стороне. Практика показывает, что в России этой стороной выступают, прежде всего, коллекторские агентства, одно из которых теперь и начинает требовать от вас погашения задолженности, но уже, конечно, в гораздо более жесткой форме.

Кстати, договора уступки права требования редко бывают безвозмездными (разве что с коллекторскими агентствами, принадлежащими тому же банку). Обычно третья сторона сразу возвращает кредитору некоторую (весьма незначительную) часть задолженности. Тем самым банк хотя бы частично покрывает свои убытки от договора с нерадивым заемщиком.

Следует понимать, что договор уступки права требования по кредиту для банка является убыточным. Вместо прибыли он получает с кредитного договора только убытки. А потому кредитор старается предварительно в самостоятельном режиме отработать все возможные варианты, чтобы вернуть свои деньги и получить с оказанной услуги положенный доход. Банк прибегает к цессии только если:

  • долг заемщика признан безнадежным по действующим в РФ банковским стандартам, а попытки взыскания собственными силами становятся для кредитора слишком затратными;
  • так называемое «тело кредита» оплачено, а вот перспективы получения полной стоимости кредита со всеми процентами и начислениями признаны безнадежными;
  • само финансовое учреждения находится в сложной ситуации (например, близком к банкротству), и ему срочно нужны хоть какие-то средства, что может дать пакетная передача дебиторской задолженности по договору цессии.
Смотрите так же:  Будет ли доплата за стаж в 2019 году

Чем грозит договор уступки права требования заемщику?

Чисто теоретически договор уступки ничем не должен грозить заемщику. Ведь все осталось неизменным по договору – и проценты, и общая стоимость, и условия выплат. Поменялся только кредитор.

В некоторых случаях заемщик от договора уступки даже выигрывает. Ведь банк уступает третьей стороне право требовать с вас долг буквально за смешные деньги, следовательно, затраты у нового кредитора весьма незначительные. В итоге новый кредитор иногда согласен на то, чтобы заемщик вернул хотя бы часть долга, что уже делает сделку прибыльной для обеих сторон. Бывают ситуации, когда новый кредитор соглашается и на более щадящие условия реструктуризации кредита.

Но чаще всего ситуация не такая оптимистичная. Новый кредитор может в одностороннем порядке изменить условия займа – например, потребовать сразу всю сумму и немедленно. Может заключить собственный договор цессии уже с другой сторонней организации. В итоге долги по кредитному договору могут по цепочке переходить из рук в руки, а заемщик об этом может не знать. При этом платежи по долгу будут осуществлять на счета той компании, которая уже давно переуступила свои права очередному партнеру.

Новый кредитор также может попытаться добавить к общей стоимости кредита какие-то дополнительные суммы, аргументируя это тем, что при заключении договора уступки права требования понес какие-то издержки, которые теперь хочет компенсировать. Не говоря уже о том, что после договора цессии заемщик, как правило, оказывается под жесточайшим моральным прессом.

Можно ли добиться отмены договора уступки права требования?

Прежде всего, следует помнить о том, что уступка права требования по кредитному договору невозможна без согласия заемщика. Однако часть 2 статьи 382 ГК РФ делает это возможным, если соответствующий пункт включен непосредственно в кредитный договор между заемщиком и банком. Понятно, что сейчас вряд ли найдется финансовая организация, которая предлагает кредитные договора без такого страховочного пункта. В противном случае любой суд без рассуждений признает договор цессии ничтожным.

Таким образом, заемщик в этой ситуации является юридически пассивной стороной, которая имеет мало возможностей повлиять на судьбу договора уступки.

Однако ранее в российском Конституционном суде было вынесено решение, которое в рамках кредитных отношений признает заемщика заведомо экономически слабой стороной. Это означает, что любой суд обязан с особым вниманием исследовать аргументы заемщика, чтобы не позволить никакого нарушения его прав. И это дает обоснованную надежду на отмену договора уступки через суд. Но к правовым способам защиты заемщик сможет обратиться только в том случае, если он сможет доказать, что договором были нарушены какие-то его законные права и интересы.

Важное обстоятельство таких судебных рассмотрений заключается в том, что суд может только отменить какие-то незаконные действия нового кредитора, которые нарушают права заемщика; либо просто отыграть ситуацию назад, до возврата к исходному состоянию и исходному кредитору. Самого кредитного договора это решение не касается, и заемщик по-прежнему должен выполнить свои обязательства перед кредитором в полном объеме.

Любому человеку нужно знать, к чему может привести халатное отношение к выплатам своих долгов. Подчистую, это приносит проблем больше, чем удовольствие от взятого кредита. Принимая решение о займе, рекомендуем серьезно обдумать ваши платежные возможности. Если же вы все-таки попали в ситуацию, которая привела вас к чтению данной статьи, не отчаивайтесь, всегда есть правильное решение, главное иметь под рукой всю нужную информацию.

Статья 12. Уступка прав (требований) по договору потребительского кредита (займа)

Комментарий к статье 12

1. Вопросам уступки прав требования по гражданско-правовым обязательствам посвящен § 1 гл. 24 ГК РФ. В соответствии с общим правилом ст. 388 ГК РФ уступка прав (требований) кредитором другому лицу допускается без согласия должника, если такая уступка не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

До вступления в силу комментируемого Закона в научной литературе и судебной практике на протяжении длительного периода велся спор о том, можно ли считать данные условия соблюденными и соответственно правомерной уступку кредитной организацией прав (требований) по договору потребительского кредита некредитной организации в отсутствие согласия заемщика. Аргументация правоведов и судов, отрицавших правомерность уступки прав (требований) по договору потребительского кредита некредитной организации, сводилась к следующим тезисам.

Во-первых, уступка признается недействительной на основании того, что кредитором по договору потребительского кредита может выступать только кредитная организация и личность кредитора имеет существенное значение для заемщика. По мнению противников уступки прав по договорам потребительского кредита некредитной организации , в соответствии с п. 1 ст. 819 ГК РФ кредиторами по кредитному договору должны выступать банки или иные кредитные организации. Законодательство содержит ряд положений, обеспечивающих стабильность кредитных отношений, к числу которых относится и установление особого статуса кредитной организации. И если банки уступают не являющимся кредитными организациями третьим лицам права требования возврата средств, переданных должнику по кредитному договору, то выстроенный законодателем «баланс интересов» может нарушиться . При уступке права требования кредитора лицу, не являющемуся кредитной организацией, нарушаются не только частные интересы участников, но и публичные интересы . Такая уступка представляет собой вывод кредитором из собственного оборота части собственных средств, который может привести, во-первых, к невозможности удовлетворения требований вкладчиков и, во-вторых, к снижению показателей обязательных нормативов банка, установленных Банком России .

Под некредитными организациями в данном случае понимаются организации, не являющиеся кредитными организациями, т.е. любые организации за пределами банковской системы.

См.: Наумов О.А., Слесарев В.Л. Рассмотрение споров о признании цессии недействительной // Арбитражная практика. 2001. Спецвып. С. 69.

См.: Соломин С.К. О некоторых аспектах уступки права требования возврата кредита и уплаты процентов по кредитному договору // Банковское право. 2008. N 1. С. 21.

См.: Там же. Подобной позиции также придерживаются ряд других авторов. См.: Наумов О.А., Слесарев В.Л. Рассмотрение споров о признании цессии недействительной. С. 69; Гришаев С.П. Кредитный договор // Деньги и кредит. 2001. N 3; Сарнаков И.В. О возможности уступки права требования возврата денежных средств по кредитному договору // Банковское право. 2011. N 5.

Критики этой позиции указывают, что требования к субъектному составу имеют значение только в момент заключения кредитного договора. Личность кредитора для заимодавца, как и в большинстве денежных обязательств, не имеет существенного значения. В ходе исполнения обязательств по кредитному договору обязательства заемщика по возврату денежных средств, полученных на основании договора о кредите, принципиально ничем не отличаются от любых других денежных обязательств . При этом уступка прав некредитным организациям не может влечь нарушение интересов вкладчиков и иных третьих лиц, поскольку интересы кредиторов банка равным образом могут быть затронуты и при уступке прав другой кредитной организации, и при уступке прав из других договоров, где банк выступает кредитором (например, купля-продажа ценных бумаг, депозиты в других банках и т.д.) . В связи с этим отсутствуют препятствия для уступки права требования в отношении заемщика кредитором третьим лицам, в том числе некредитным организациям .

См.: Новоселова Л.А. Комментарий к информационному письму Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Практика рассмотрения коммерческих споров: Анализ и комментарии постановлений Пленума и обзоров Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации / Под ред. Л.А. Новоселовой, М.А. Рожковой. Вып. 13. М.: Статут, 2010.

Подобной позиции также придерживаются ряд других авторов. См.: Свириденко О.М. Цессия в арбитражной практике // Арбитражная практика. 2001. Спецвып. С. 34; Павлодский Е.А. Из практики применения законодательства об уступке требования // Право и экономика. 1997. N 21. С. 21 — 22.

Во-вторых, по мнению противников уступки, она является недействительной, поскольку некредитные организации не имеют лицензии на осуществление банковских операций. Указывается, что требование лицензирования, а равно наличия банка на стороне кредитора в кредитном договоре распространяется как на сам кредитный договор, так и на все действия, выступающие объектами обязательств по предоставлению кредита и его возврату. Любая уступка права требования возврата кредита и уплаты процентов субъектам небанковской деятельности должна признаваться ничтожной как противоречащая требованиям закона . Следует отметить, что данная позиция не находит широкой поддержки ни среди правоведов, ни в судебной практике. Аргументируя свою позицию, оппоненты отмечают, что возврат кредита и уплата по нему процентов в отличие от предоставления кредита не входят в перечень банковских операций, подлежащих обязательному лицензированию. При уступке прав (требований) по кредитному договору осуществляется перемена лиц в обязательстве, а не сторон в кредитном договоре. В связи с этим для осуществления и реализации права требования исполнения встречного денежного обязательства (долга), вытекающего из договора, наличие у лица, к которому переходят права по цессии, специальной правосубъектности не требуется . На отсутствие необходимости наличия специального субъектного состава участников кредитного договора после выдачи кредита обращают внимание и суды. Новый кредитор вступает в кредитный договор после исполнения первоначальным кредитором действий, требующих лицензирования. Действия по истребованию суммы долга не требуют специального разрешения .

См.: Сарнаков И.В. О возможности уступки права требования возврата денежных средств по кредитному договору. С. 39 — 42.

См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 5. Т. 1: Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований. С. 310; Чеговадзе Л. Уступка права требования. Закон и правоприменительная практика // Хозяйство и право. 2001. N 9; Свириденко О.М. Указ. соч. С. 35 — 36.

См.: Постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 8 февраля 2001 г. N Ф08-108/2001, от 19 февраля 2001 г. N А05-7949/00-407/21.

В-третьих, высказывается точка зрения, согласно которой уступка является недействительной, поскольку передача сведений о заемщике некредитной организации без его согласия нарушает банковскую тайну. Отсутствует единодушие правоведов и судов в вопросе о соотношении гражданско-правовых норм об уступке и норм Закона о банках о сохранении банковской тайны. Некоторые авторы полагают, что кредитные организации не вправе предоставлять цессионарию — некредитной организации сведения, составляющие банковскую тайну, без его прямо выраженного согласия . По их мнению, Закон о банках содержит ограниченный перечень субъектов, которым могут передаваться сведения о заемщике, составляющие банковскую тайну. Некредитные организации, которым было уступлено право (требование) по потребительскому кредиту, в этот перечень не входят, в связи с чем передача таких сведений представляет собой разглашение банковской тайны, влекущее за собой ответственность, включая возмещение нанесенного ущерба, в порядке, установленном законом. С таким выводом соглашаются некоторые суды .

См.: Кирилловых А.А. Цессия и права потребителей банковских услуг // Вестник арбитражной практики. 2012. N 3. С. 18 — 25.

Апелляционное определение Центрального районного суда г. Читы от 15 марта 2013 г. по делу N 11-86/2013.

Другие авторы не усматривают нарушения норм о банковской тайне при уступке, отмечая, что передача информации, составляющей банковскую тайну, без согласия заемщика при уступке прав (требований) по потребительскому кредиту является законной, если цессионарием гарантируются ее сохранность и неразглашение . Суды дополнительно указывают, что в соответствии с нормами Закона о банках к сведениям, составляющим банковскую тайну, относится только информация об операциях, счетах и вкладах клиентов. В случае уступки прав требования по кредитному договору первоначальный кредитор обязан передать новому кредитору кредитный договор, содержащий сведения о кредитных обязательствах между банком и должником, которые не относятся к банковской тайне. Поэтому при уступке прав по кредитному договору кредитор не нарушает банковскую тайну заемщика .

См.: Тарасенко О.А. «Уступка» банковской тайны // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 11. С. 34 — 36

См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 9 июля 2010 г. по делу N А42-465/2009; Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 апреля 2010 г. по делу N 17АП-2866/2010-Г; Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 14 мая 2010 г. по делу N А73-18400/2009; Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 11 ноября 2009 г. по делу N А75-3007/2009; Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 26 сентября 2012 г. по делу N 33-6877/2012.

В-четвертых, уступка признается недействительной на основании того, что передача персональных данных заемщика некредитной организации без его согласия нарушает законодательство о защите персональных данных. О нарушении прав заемщика при обработке его персональных данных третьими лицами в результате уступки прав (требований) по договору потребительского кредита указывалось в судебных решениях. По мнению некоторых судов, цессионарий — некредитная организация обязан получить от заемщика согласие на обработку его персональных данных. В отсутствие такого согласия цессионарий обязан прекратить обработку и уничтожить персональные данные заемщика, письменно уведомив его об этом. Заемщик вправе также требовать возмещения морального вреда. Большинство судов придерживаются противоположной позиции, указывая, что новый кредитор вправе обрабатывать персональные данные заемщика, если такая обработка необходима для исполнения обязательств по договору потребительского кредита (займа) .

См.: Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 1 августа 2013 г. по делу N А32-44893/2011; решение Советского районного суда г. Красноярска от 24 мая 2012 г. по делу N 2-927/2012.

2. В отсутствие специального закона, регулирующего отношения в сфере потребительского кредита, с учетом роста социальной напряженности в связи с распространением практики уступки прав (требований) по договорам потребительского кредита коллекторским агентствам, в 2011 — 2012 гг. высшие судебные органы и Роспотребнадзор последовательно высказали свою позицию по рассматриваемому вопросу .

Следует отметить, что позицию относительно правомерности уступки прав по кредитному договору некредитной организации Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ высказал еще в 2007 г. В п. 2 информационного письма от 30 октября 2007 г. N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации» Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал: «Уступка банком прав кредитора по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией, не противоречит законодательству». Однако не все суды поддержали данную позицию.

В письме от 23 августа 2011 г. N 01/10790-1-32 «О практике применения судами законодательства о защите прав потребителей при замене лица в договорном обязательстве (по делам с участием территориальных органов Роспотребнадзора)» Роспотребнадзор довел до сведения своих территориальных органов позицию о том, что уступка права требования возврата кредита и уплаты процентов субъектам небанковской сферы противоречит специальному банковскому законодательству, требующему лицензирования банковских операций. Он выразил опасения относительно того, что в результате цессии прав, вытекающих из кредитного договора, заемщик-потребитель окажется в отношениях с коллекторскими агентствами, деятельность которых не урегулирована законодательно, что приведет к нарушению прав потребителей. По мнению Роспотребнадзора, уступка прав по договору потребительского кредита третьему лицу, не являющемуся кредитной организацией, также нарушает нормы о соблюдении банковской тайны, в то время как соблюдение банковской тайны является одним из критериев качества соответствующей финансовой услуги, оказываемой банком. На основании сказанного в упомянутом письме был сделан вывод об очевидном отсутствии у так называемых коллекторов законной возможности вступать с потребителями в правоотношения, требующие специального правового статуса.

С позицией Роспотребнадзора не согласился Высший Арбитражный Суд РФ. В информационном письме N 146 Суд указал, что уступка банком лицу, не обладающему статусом кредитной организации, не исполненного в срок требования по кредитному договору с заемщиком-гражданином, не противоречит закону и не требует согласия заемщика. По мнению Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, требование возврата кредита, выданного физическому лицу по кредитному договору, не относится к числу требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, и в законодательстве Российской Федерации отсутствует норма, которая бы устанавливала необходимость получения согласия заемщика-гражданина на уступку кредитной организации требований, вытекающих из кредитного договора. При этом такая уступка требований не нарушает нормативных положений о банковской тайне, так как ее должностные лица и работники обязаны хранить ставшую им известной информацию, составляющую банковскую тайну, и несут ответственность за ее разглашение.

Смотрите так же:  Бесплатный телефон защита прав потребителей

Собственную позицию под данному вопросу занял Верховный Суд РФ. В п. 51 Постановления N 17 Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности. В то же время стороны договора потребительского кредита могут согласовать данное условие при заключении договора.

Точка зрения Роспотребнадзора заслуживает внимания. Участившиеся в условиях финансового кризиса 2008 — 2010 гг. случаи незаконных действий коллекторских агентств по взысканию просроченной задолженности по кредитным договорам с заемщиками-потребителями не могли остаться без внимания органа государственной власти по защите прав потребителей. Вместе с тем необходимо отметить, что борьба с коллекторскими агентствами путем запрета уступки прав некредитным организациям представляется неэффективной. Уступка прав по договору потребительского кредита является только одним из способов, которыми оформляются отношения между кредитной организацией и коллекторским агентством. Другим распространенным способом является заключение кредитной организацией и коллекторским агентством агентского договора. В этом случае коллекторское агентство выступает агентом кредитной организации и действует от ее имени и за ее счет . Таким образом, запрет уступки не достигает своего назначения — защиты заемщиков-граждан от незаконных действий коллекторов.

Отношения между коллекторским агентством договора об оказании услуг по содействию в возврате долга. В этом случае опять же возникает риск злоупотребления коллекторами правами при осуществлении действий, направленных на возврат задолженности (см.: Тарасенко О.А. Указ. соч. С. 34 — 36).

Кроме того, позиция Роспотребнадзора, направленная на борьбу с недобросовестными коллекторами, не учитывает, что запрет уступки прав по потребительским кредитам фактически делает незаконной секьюритизацию таких кредитов. При секьюритизации банк уступает третьему лицу (специализированному финансовому обществу) права, вытекающие из договора потребительского кредита, а третье лицо выпускает ценные бумаги, платежи по которым обеспечиваются правами требования по кредитному договору. Секьюритизация позволяет банку привлечь дополнительное финансирование под залог финансовых активов, что, в свою очередь, благоприятно сказывается на позиции потребителей банковских услуг, поскольку кредитные программы для них становятся дешевле .

См.: Крупышев Д. Чего добивается Онищенко? // Интернет-сайт РКБ daily. 2011. 30 августа.

Борьба с незаконными действиями коллекторов должна осуществляться путем принятия закона, регулирующего деятельность коллекторов по взысканию просроченной задолженности, регистрации их в качестве коллекторов в специальном реестре и контроля со стороны уполномоченного государственного органа .

Подробнее о коллекторской деятельности см. п. 5 комментария к ст. 15 Закона N 353-ФЗ.

3. В комментируемой норме описывается правовой режим уступки прав требования по договору потребительского кредита (займа) третьим лицам. Он отличается от позиций, ранее высказанных Высшим Арбитражным Судом РФ и Верховным Судом РФ.

Кредитор вправе уступать права (требования) по договору потребительского кредита (займа) третьим лица, если запрет такой уступки не установлен федеральным законом. Можно привести несколько примеров такого ограничения, содержащихся в законодательстве. Так, без согласия залогодержателя исключается уступка прав требования, находящихся в залоге (п. 2 ст. 346 ГК РФ). Уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет для должника существенное значение, не допускается без согласия последнего (п. 2 ст. 388 ГК РФ). В специальных законах, регулирующих деятельность профессиональных кредиторов, отсутствуют ограничения уступки прав по кредитным договорам и договорам займа.

Условие о запрете уступки может быть согласовано по инициативе заемщика в договоре потребительского кредита (займа) при его заключении. При наличии такого договорного условия уступка требования по договору потребительского кредита (займа) не допускается. Представляется, что комментируемая норма не ограничивает право сторон предусмотреть в договоре условие, содержащее согласие заемщика на уступку кредитором права (требования) по договору.

Согласование запрета уступки влечет для кредитора определенный риск. Если в договоре потребительского кредита (займа) отсутствует условие о запрете уступки, заемщик может заявить, что был лишен кредитором права включить соответствующее условие в договор, поскольку кредитор не сообщил заемщику о возможности запрета уступки. Так как именно кредитор определяет большую часть условий договора, в Законе содержится два указания на его обязанность уведомить заемщика о том, что тот вправе запретить уступку. Сначала кредитор обязан включить сведения о возможности запрета уступки в информацию об условиях предоставления, использования и возврата потребительского кредита (п. 19 ч. 4 ст. 5 Закона). Затем стороны обязаны согласовать возможность запрета уступки прав (требований) третьим лицам в индивидуальных условиях договора потребительского кредита (займа) (п. 13 ч. 9 ст. 5 Закона).

Возникает вопрос о том, в какой форме кредитор обязан проинформировать заемщика о возможности запретить уступку (п. 19 ч. 4 ст. 5 Закона) и каков порядок включения соответствующего условия в договор потребительского кредита (займа). В ч. 4 и 9 ст. 5 Закона говорится о возможности запрета уступки прав по договору третьим лицам. В связи с этим возникает неопределенность относительно того, обладает заемщик правом в одностороннем порядке запретить уступку при определении индивидуальных условий договора потребительского кредита (займа) или соответствующее условие договора должно быть согласовано обеими сторонами, а указание на «возможность запрета уступки» означает лишь адресованное заемщику приглашение к обсуждению этого условия. Указанная коллизия разрешается в комментируемой статье в пользу второго варианта. Условие о запрете уступки, как и прочие индивидуальные условия договора, согласуется обеими сторонами в порядке, установленном ч. 6 ст. 7 Закона.

4. До вступления Закона в силу банки включали в кредитные договоры с заемщиками-потребителями пункт о согласии заемщика на уступку прав (требований) по договору любому третьему лицу по усмотрению банка без каких-либо предварительных ограничений и условий. Суды иногда признавали данное условие ущемляющим права потребителей и потому недействительным. По мнению суда, кредитор как более сильная сторона переговорного процесса может навязать заемщику условия, существенным образом нарушающие баланс интересов сторон. Если суд решит, что при заключении кредитного договора заемщик был фактически лишен возможности влиять на содержание договора, проект которого был разработан банком и содержал в себе условия, существенным образом нарушающие баланс интересов сторон, он вправе применить к такому договору положения ст. 428 ГК РФ о договорах присоединения . В связи с этим у кредитора сохраняется риск того, что указание в договоре потребительского кредита (займа) на то, что заемщик согласен на уступку прав (требований), окажется недостаточным для признания данного условия согласованным .

Пункт 2 информационного письма N 147.

Как было указано в п. 68 комментария к ст. 5 Закона N 353-ФЗ, значительная часть индивидуальных условий договора потребительского кредита (займа) в действительности определяется кредитором в одностороннем порядке, т.е. отвечает всем признакам общих условий. Заемщик не принимает участия в их формулировании.

5. В соответствии с комментируемой частью запрет уступки прав (требований) по договору потребительского кредита (займа) должен быть согласован сторонами при заключении договора. Из этого следует, что после заключения договора потребительского кредита (займа) кредитор вправе отказаться от обсуждения с заемщиком любых предложений по изменению договора с целью включения в него запрета уступки. Поэтому уже на этапе заключения договора заемщику следует оценить потенциальные риски, связанные с уступкой прав по договору третьим лицам, в том числе коллекторским агентствам. Кредитору важно быть уверенным в том, что у заемщика отсутствует возможность запретить уступку в будущем. Кредитор рассчитывает, какой объем просроченной задолженности он сможет уступить коллекторским агентствам и как это отразится на размерах резервов по ссудной задолженности . Кроме того, возможность изменения заемщиком решения о возможности запрета уступки повлечет серьезные трудности для секьюритизации таких кредитов.

В соответствии с Положением N 254-П в зависимости от качества обслуживания ссуд кредитная организация обязана сформировать минимальный размер резерва до 100% от размера ссуды.

6. Законодатель не ограничивает кредитора ни в отношении субъекта, которому могут уступаться права (требования) по договору потребительского кредита (займа), ни в отношении качества уступаемых кредитов (займов). Следовательно, кредитор вправе уступать права по договору любым третьим лицам, в том числе некредитным организациям, независимо от того, наступил срок исполнения по такому кредиту (займу) или нет. До вступления в силу комментируемого Закона отсутствовала правовая определенность относительно правомерности уступки некредитным организациям прав по кредитному договору, заключенному с гражданином. Некоторые суды признавали такую уступку нарушающей права заемщика как потребителя финансовых услуг , другие — считали ее правомерной . Спорным также являлся вопрос о праве кредитора уступать непросроченные требования по кредитному договору с заемщиком-гражданином .

См.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 16 ноября 2010 г. по делу N А33-6310/2010; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 28 апреля 2010 г. по делу N А56-60582/2009; Постановление ФАС Уральского округа от 11 августа 2008 г. по делу N А60-2082/08; Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 28 июля 2011 г. по делу N А33-163/2011; Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 26 сентября 2012 г. по делу N 33-6877; Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 19 ноября 2013 г. по делу N 33-2932/2013; решение Выборгского районного суда г. Санкт-Петербурга от 28 января 2013 г. по делу N 2-1007; решение Вологодского городского суда Вологодской области от 23 марта 2012 г. по делу N 2-2175/2012.

См.: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 22 марта 2011 г. по делу N А37-944/2010; Постановление ФАС Московского округа от 4 февраля 2008 г. по делу N А40-13595/07; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 5 октября 2010 г. по делу N А56-6478/2010; Постановление ФАС Уральского округа от 20 августа 2009 г. по делу N А47-8401/2008; решение Заволжского районного суда г. Ульяновска от 9 апреля 2012 г. по делу N 2-966/12; решение Советского районного суда г. Красноярска от 4 июня 2012 г. по делу N 2-2/147.

Особую остроту данный спор получил в связи с принятием информационного письма N 146, в котором Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ сделал оговорку о том, что уступка банком лицу, не обладающему статусом кредитной организации, не противоречит закону только в отношении не исполненных в срок требований по кредитному договору с заемщиком-потребителем. Например, в решении Вологодского городского суда Вологодской области от 23 марта 2012 г. по делу N 2-2175/2012 суд признал недействительной уступку непросроченных прав (требований) по кредитному договору с заемщиком-потребителем. Суд аргументировал это тем, что у кредитора не имелось «права требования задолженности по договору, поскольку обязательства, взятые на себя заемщиком по погашению кредита, исполнялись им надлежащим образом».

Таким образом, законодатель поставил точку в споре о действительности уступки прав, возникающих из договора потребительского кредита (займа), по которому заемщик не допускал просрочек, а также о законности уступки третьим лицам, не являющимся кредитными организациями.

7. Сложности возникают при решении вопроса о допустимости уступки прав (требований) по договорам потребительского кредита (займа), заключенным до вступления в силу комментируемого Закона, т.е. до 1 июля 2014 г. В соответствии с ч. 2 ст. 17 комментируемого Закона к таким договорам его положения не применяются. Следовательно, в отношении уступки прав по договорам, заключенным до 1 июля 2014 г., продолжают действовать две конкурирующие позиции, высказанные Высшим Арбитражным Судом РФ и Верховным Судом РФ. При отсутствии согласия заемщика существует высокий риск признания незаконной уступки прав некредитным организациям.

Рассмотрим правовые последствия совершения уступки прав по договору потребительского кредита (займа) некредитным организациям без согласия заемщика для «старых» и «новых» договоров. Признание уступки, произведенной до 1 июля 2014 г., незаконной (позиция Верховного Суда РФ) влечет для сторон договора потребительского кредита (займа) правовые последствия, определенные п. 1 ст. 167 ГК РФ. Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Кроме того, следует иметь в виду, что уступка прав по договору потребительского кредита некредитной организации по «старым» договорам часто признавалась судами нарушающей права потребителей. Суды ссылаются на п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей», который закрепляет распространение норм законодательства о защите прав потребителей на отношения, возникающие из договоров на оказание финансовых услуг, в том числе кредитных договоров, направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд потребителя-гражданина, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Если суд признает, что уступка прав по договору потребительского кредита нарушает права заемщика как потребителя, заемщик будет вправе требовать компенсацию морального вреда (ст. 15 Закона о защите прав потребителей) . Новый кредитор по соглашению об уступке, которое было признано судом недействительным, вправе требовать от первоначального кредитора возврата всего переданного по соглашению об уступке, а также возмещения причиненных убытков. Первоначальный кредитор отвечает перед новым кредитором также за недействительность переданного ему требования.

Решение Вологодского городского суда Вологодской области от 23 марта 2012 г. по делу N 2-2175/2012.

Иной правовой режим действует для соглашений об уступке прав по договорам потребительского кредита (займа), заключенным после 1 июля 2014 г. В отношении таких соглашений применяются положения гл. 24 ГК РФ в редакции Федерального закона от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации». В новой редакции п. 2 ст. 382 ГК РФ определяются последствия уступки прав по договору, если в нем содержалось условие о запрете уступки. По общему правилу такая уступка признается действительной, однако суд может признать сделку по уступке недействительной по иску должника, если будет доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанном запрете . В соответствии со ст. 390 ГК РФ в случае, если суд установит, что первоначальный кредитор не был правомочен совершать уступку, новый кредитор вправе потребовать от первоначального кредитора возврата всего переданного по договору об уступке, а также возмещения причиненных убытков.

Полагаем, что на практике у кредитора сохранится риск признания недействительной уступки прав по договору потребительского кредита (займа), в котором содержался запрет на такую уступку. Доказательством осведомленности нового кредитора о запрете уступки может быть документ, в котором указывается, что новый кредитор ознакомился с содержанием договоров, права по которым ему передаются.

8. Уступка прав по договору потребительского кредита имеет важное значение при осуществлении сделок секьюритизации кредитных портфелей банков. Их содержанием является уступка прав требования по кредитным договорам специализированной финансовой организации, которая выпускает облигации, обеспеченные этими правами. Средства, вырученные при размещении облигаций, поступают банку в оплату уступленных требований . С 1 июля 2014 г. вступил в силу Закон о секьюритизации, установивший правила для сделок секьюритизации неипотечных кредитов. Структура сделки, согласно новому Закону, в целом повторяет зарубежные аналоги, за некоторыми особенностями банкротства СФО (см. схему).

Подробнее о сделках секьюритизации см.: Бэр Х.П. Секьюритизация активов / Пер. с нем. Ю.М. Алексеев, О.М. Иванов. М.: Волтерс Клувер, 2007.

│Бухгалтер │ │Управляющая │ │Своп-провайдер│

│Резервная │ 1. Продажа кредитов │ │ │

│обслуживающая│ (залог по облигациям) │ │ │