Судебная практика ст 128

Оглавление:

Статья 128 УК РФ. Незаконная госпитализация в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях (действующая редакция)

1. Незаконная госпитализация лица в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, если оно совершено лицом с использованием своего служебного положения либо повлекло по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 128 УК РФ

1. Потерпевшим может быть психически здоровое либо больное лицо, помещаемое в стационар с нарушением порядка помещения и (или) при отсутствии оснований для этого.

2. Объективная сторона преступления состоит в незаконном помещении лица в психиатрический стационар. Порядок госпитализации регламентируется Законом РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».

Согласно ст. 29 названного Закона лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в психиатрический стационар без его согласия или без согласия его законного представителя до постановления судьи, если его обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает:

1) его непосредственную опасность для себя или окружающих;

2) его беспомощность, т.е. неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности;

3) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

3. Незаконное удержание лица, полностью излечившегося, в психиатрическом стационаре следует квалифицировать по ст. 127 УК.

4. Состав преступления формальный, преступление признается оконченным с момента незаконного помещения лица в психиатрический стационар в качестве пациента.

5. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.

6. Субъект преступления специальный — лицо, достигшее возраста 16 лет и уполномоченное по закону принимать решение о недобровольной госпитализации в психиатрический стационар. Иные лица, достигшие возраста 16 лет, например члены семьи, родственники, несут ответственность за соучастие в незаконном помещении лица в психиатрический стационар в качестве организаторов, пособников или подстрекателей.

7. Судья, вынесший незаконное постановление о принудительной госпитализации лица в психиатрический стационар, подлежит ответственности по ч. 1 ст. 305 УК.

8. В ч. 2 ст. 128 УК предусмотрены следующие квалифицирующие признаки:

1) совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения;

2) причинение по неосторожности смерти потерпевшему или наступление иных тяжких последствий (самоубийство потерпевшего или покушение на самоубийство, развитие психического расстройства у здорового лица и т.п.).

Незаконное помещение лица в психиатрический стационар и ответственность по УК РФ

Лица, страдающие серьезными психиатрическими заболеваниями, должны проходить соответствующее лечение, чтобы не навредить себе и окружающим. Родственники и близкие делают все возможное, чтобы помочь больному.

Но иногда в их намерениях есть и другой умысел: завладеть имуществом, отомстить и т.д. Причем человек, помещенный в стационар, может быть вовсе не болен. Ситуация, когда потерпевший незаконно оказывается в психиатрической больнице и удерживается там, попадает под действие статьи 128 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Госпитализация в психиатрический стационар как преступление

Права человека в Российской Федерации защищены Конституцией и многочисленными законодательными актами. Сам факт наличия психиатрического заболевания не делает лицо неполноценным в плане защиты его свобод. Специальный закон N 3185-1 от 02.07.1992 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» регулирует все тонкости, связанные с помещением в стационар на лечение.

Чтобы определить, что попадает под незаконное помещение в психиатрический стационар, нужно знать, каким требованиям должна отвечать эта процедура, чтобы считаться правомерной.

По общему правилу человек должен добровольно обратиться в медучреждение и подписать согласие на лечение. Также можно в любой момент покинуть стационар. Исключением являются случаи, когда:

  • лицо представляет опасность для самого себя и своих близких;
  • находится в беспомощном состоянии, не имеет возможности самостоятельно себя обслуживать, удовлетворять свои нужды;
  • без должного лечения заболевание будет прогрессировать, что приведет к серьезному ухудшению состояния здоровья.

Решение о наличии таких условий принимает специальная врачебная комиссия. На это у нее есть 48 часов с момента поступления больного в медицинское учреждение. Если будет вынесен положительный вердикт, но заявление направляется в суд. Судья в течение 5 дней изучает предоставленные материалы и составляет постановление об обоснованности или необоснованности принудительного лечения человека.

Важно! Если больной не имеет возможности самостоятельно подписать согласие на лечение из-за своей недееспособности, то за него это делает законный представитель. В случае отправления на лечение ребенка, не достигшего 15 лет, или человека, зависимого от наркотиков, не достигшего 16 лет, согласие дает один из родителей или также представитель.

Все эти правила определяют законность процедуры. Их нарушение влечет за собой ответственность по ст.128 УК РФ.

Скачать для просмотра и печати:

Характеристика состава преступления

По своей сути незаконная госпитализация в психиатрический стационар является разновидностью такого преступления, как лишение свободы, для которого есть в УК РФ отдельная статья (127). Но данное преступление было вынесено в отдельный состав. Причина тому — особое уязвимое состояние человека, попавшего в медучреждение подобного типа. Для лечения там применяют сильнодействующие вещества, способные воздействовать на сознание.

Уголовный закон не уточняет, каким образом лицо должно быть помещено в стационар. Таким образом, под действие статьи попадут все случаи, например:

  • человек приходит сам, дает согласие, но за этим стоят угрозы, насилие;
  • врач по просьбе других людей принимает незаконное решение поместить больного на стационарное лечение, хотя его можно пройти амбулаторно;
  • врач оставляет человека в медучреждении, хотя тот здоров;
  • суд выносит заведомо необоснованное постановление о необходимости лечения человека в стационаре.

Важно! В последнем случае судья понесет наказание по ст.305, которая устанавливает ответственность за вынесение заведомо неправосудных судебных актов любого вида.

Данная статья является весьма спорной. Разногласия возникают сразу по нескольким моментам.

Незаконное помещение в психиатрический стационар является преступлением с формальным составом. То есть оно окончено с того момента, как человек оказался в медучреждении. Не имеет значения, началось лечение или нет. Последствия для жизни и здоровья, если речь идет о первой части статьи, также не важны.

Но как быть с ситуацией, когда лицо уже прошло лечение, готово выписаться, а его продолжают насильно удерживать в стационаре? Мнение ученых на этот счет расходится. Одни утверждают, что такое деяние подпадает под ст.128 и будет окончено с того момента, как человека начали незаконно удерживать. Другие же считают, что квалифицировать нужно по ст. 127 (незаконное лишение свободы), так как само помещение в медицинское учреждение имело законное основание.

Характеристики лица, которое должно нести наказание за незаконную госпитализацию, не менее спорны. С одной стороны, инициируют лечение чаще всего родственники, движимые разными мотивами, желающие по той или иной причине избавиться от человека.

С другой стороны — помещением людей на лечение занимается врач-психиатр. Именно поэтому и возникают трудности. Одни ученые утверждают, что виновником будет любое лицо (их группа), а сотрудники стационара станут пособниками. Другие ученые придерживаются противоположного мнения: субъектом состава должен быть врач, все остальные — его соучастниками.

Интересно. Не важно, был человек болен на самом деле или нет. Люди, поместившие его в стационар принудительно без наличия на то реальных причин, понесут ответственность.

Совершается преступление умышленно. Виновные осознают характер своих действий, желают наступления последствий. Мотивы не имеют значения для квалификации по статье, но могут учитываться при назначении наказания. Среди них могут быть:

  • желание обогатиться (как со стороны родственников, так и со стороны врачей);
  • завладеть чужим имуществом;
  • избавиться от пожилых родственников, за которыми нужен уход;
  • устранить конкурентов;
  • отомстить и т.д.

Квалифицирующие признаки

В статье предусмотрены две части. Вторая перечисляет отягчающие обстоятельства, которые могут сопутствовать незаконному помещению человека на лечение:

  • деяние было совершено лицом, имеющим особое служебное положение, позволяющим влиять на поведение окружающих;
  • незаконное лечение человека привело к тяжким последствиям;
  • в результате преступного помещения больного психиатрическую больницу наступила его смерть.

Тяжкие последствия в данном случае являются оценочной категорией. Под них может попасть вред, нанесенный физическому здоровью, психике, утрата имущества и др.

Важно! Смерть, указанная в ч.2 ст.128 УК РФ, может быть любой. Под данный состав попадает и самоубийство человека в стационаре.

Ответственность субъектов

Как ученые, так и правоприменитель по сей день имеют сложности в определении субъекта данного преступления. Законодатель имел возможность прописать диспозицию точнее, но не сделал этого.

В любом случае, лицо, виновное в совершении преступления, при отсутствии отягчающих обстоятельств, понесет ответственность по ч.1 ст.128.

По ч.2 ст.128 УК РФ привлекаются к ответственности лица, которые имели особое служебное положение и воспользовались им. К таковым относятся: высокопоставленные лица в сфере здравоохранения, руководители медицинских учреждений, другие люди, которые могут принимать важные решения, обязательные для работников стационара.

лишение права занимать должность/заниматься деятельностью (или без него)

лишение права занимать должность/заниматься деятельностью (или без него)

Что делать, если незаконно поместили в психиатрический стационар

Стать жертвой такого преступного деяния, как незаконная госпитализация в психиатрический стационар, может каждый. Группу особого риска составляют пожилые люди, которые слишком доверчивы к окружающим. Преступники могут быстро войти к ним в доверие, заставить подписать любые документы без прочтения.

Чтобы обезопасить себя и своих близких, необходимо:

  • избегать незнакомых людей, которые пытаются слишком быстро сблизиться с вами, узнают подробности жизни;
  • не пускать чужих лиц в свою квартиру, не показывать имущество;
  • не ездить с подозрительными людьми в больницы;
  • всегда внимательно изучать те бумаги, на которых ставите свою подпись.

Интересно: бывали случаи, когда преступники обманным путем отправляли своих родственников в психиатрический стационар, убеждая, что те едут на обследование в обычную больницу. При отсутствии законных оснований такого помещения, действия также квалифицируются по ст.128.

Смотрите так же:  Льготы для многодетных семей в г. Москве

Если же незаконное помещение на психиатрическое лечение вас или ваших близких уже произошло, нужно ни в коем случае не мириться со сложившейся ситуацией.

Если жертвой стали вы:

  • пытайтесь выйти на связь с адвокатом;
  • отказывайтесь подписывать бумаги в стационаре;
  • настаивайте на встрече с близкими людьми, которым вы доверяете;
  • постарайтесь вести себя спокойно, чтобы не давать повода сомневаться в вашем психическом здоровье.

Если в подобной ситуации оказались ваши близкие:

  • необходимо собрать свидетелей, которые смогут доказать нормальное душевное состояние потерпевшего;
  • попробуйте договориться о проведении независимой психиатрической экспертизы;
  • на посещение возьмите с собой диктофон — потом будет проще доказать незаконность лечения в суде;
  • обращайтесь к руководителям медучреждения, в суд.

Совет: не стоит пытаться выйти на связь с лицами, которых вы подозреваете в пособничестве незаконному помещению вас или ваших близких в психиатрический стационар. Им лучше оставаться в неведении. Это исключит возможность подкупа и запугивания ими потенциальных свидетелей.

Судебная практика

Пример 1. Гражданка Российской Федерации В. занимала должность руководителя медицинского учреждения, оказывающего психиатрическую помощь. Получив денежную сумму в 100 тысяч рублей от К., она, воспользовавшись своим положением, обязала одного из подчиненных врачей поставить пожилому родственнику К. диагноз, который требует помещения в стационар, и отправить его на лечение.

В. была привлечена к ответственности по ч.2 ст.128, была отстранена от должности, а также приговорена к шести годам лишения свободы. В качестве дополнительного наказания суд лишил женщину права заниматься врачебной деятельностью.

Пример 2. У Б. случился приступ сильной головной боли и тахикардии, в результате чего он вызвал бригаду скорой помощи и был доставлен в ближайшую больницу. Врач отказался принимать пациента, заявив, что не видит причин для госпитализации. Б. был отправлен домой, где от безысходности совершил попытку самоубийства. После этого его доставили в психиатрический стационар, где ему был поставлены диагнозы шизофрения и расстройство личности. Пациент просил отпустить его домой, но был помещен на лечение. По словам потерпевшего, на нем испытывали новый препарат. Также он подвергся насилию со стороны медсестер: они вместе с другими пациентами избивали его, привязав в кровати.

Выписавшись из стационара, Б. обратился в больницу, где были зафиксированы множественные гематомы на теле молодого человека. Признаков расстройства личности отмечено не было. Он обратился в органы внутренних дел с заявлением. Несколько раз в возбуждении уголовного дела ему отказывали. Когда же дело возбудили, следствие не велось, свидетели и подозреваемые допрошены не были. В результате этого срок привлечения к ответственности истек.

Б., обойдя все инстанции, обратился в Европейский суд по правам человека. Тот, изучив все обстоятельства дела, признал незаконность удержания Б. в психиатрическом стационаре: помещен он был туда без добровольного согласия, экспертиза состояния не проводилась, судебного постановления о необходимости лечения не было. Также в учет было принято жестокое обращение со стороны персонала и бездействие органов следствия. Суд обязал государство выплатить Б. сумму моральной компенсации размером 26 000 евро.

Лечение как преступление: незаконное помещение лица в психиатрический стационар и ст. 128 УК РФ

Иногда можно услышать или прочесть, что в России людей с полностью здоровой психикой – единицы. Сколько правды в этих словах, судить нелегко.

Хотя услуги специалистов с приставкой «психо-» пользуются значительным спросом, речь обычно идёт о нервном, душевном дискомфорте, а не о болезнях. Однако в некоторых случаях деятельность психиатров приобретает криминальный оттенок. Итак, незаконное помещение в психиатрическую больницу как преступление против воли человека.

Особенности незаконного помещения лица в психиатрический стационар по ст. 128 УК РФ

Психически нездоровые люди должны получать соответствующее лечение. Часто оно бывает амбулаторным, то есть на дому.

А если такие больные беспомощны, опасны для тех, кто рядом, или для себя самих? Тогда выход один – помещение в специализированный стационар. Однако сделать это можно только с соблюдением особого закона, который посвящён правилам оказания психиатрической помощи (№3185-1 от 02.07.1992).

Если больной человек размещён в стационаре с нарушением указанного закона, это уголовное преступление. Но бывают и более страшные ситуации, когда в «психушке» по чьему-то злому умыслу оказывается совершенно здоровый человек.

В этом случае налицо посягательство на свободу личности. В некоторых случаях под угрозой оказываются также здоровье и жизнь человека.

Такое преступление как незаконное помещение в психиатрический стационар классифицируется по 128-й статье УК РФ. Оно может быть совершено без отягчающих (первая часть) обстоятельств, либо при их наличии (вторая часть). Дополнительную тяжесть преступлению придаёт:

Субъектом преступления считается врач-психиатр. Это может быть рядовой специалист либо заведующий психиатрической клиникой/одним из её отделений. Согласно комментариям к 128-й статье, прямая вина может лежать на судье, который вынесет необоснованное решение о психиатрическом лечении.

Итак, вы уже знаете, в чем заключается незаконное помещение в психиатрический стационар, давайте рассмотрим и состав преступления по ст. 128 УК РФ.

Более подробно об особенностях такого преступления как незаконное помещение в психиатрический стационар, расскажет следующее видео с понятными схемами:

Состав преступления

Злодеяние считается состоявшимся, как только происходит собственно незаконное размещение в стационаре. Следовательно, состав преступления – формальный.

Из комментариев к 128-й статье следует, что здоровый человек может быть объявлен психически больным по множеству мотивов. Одни решают подобным образом семейные проблемы, другие устраняют конкурентов. Врачи временами поправляют подобным образом своё финансовое положение.

В целом для классификации злодеяния мотив не важен. Его рассматривают, чтобы более точно назначить наказание.

Ответственность субъектов

  • В относительно лёгком случае преступник расплатится тремя годами тюрьмы, принудительных работ либо ограничения свободы.
  • Тяжкое преступление карается лишением свободы в пределах семи лет либо принудительными работами (до пяти лет).
  • К этому может добавиться запрет на занятие определённых должностей, максимум на три года.

О том, как не прочувствовать на себе, что значит незаконная госпитализация в медицинскую психиатрическую организацию, читайте далее.

Как не стать жертвой?

Какой-либо инструкции на этот счёт просто не существует. У любого из нас могут найтись недоброжелатели, каждый в своей жизни не однажды рискует столкнуться со злоумышленниками. Всё же некоторые советы по этому поводу дать можно:

  1. Важно следить за своим здоровьем. В современных условиях жизни депрессии и прочие «радости» не редкость. Нельзя давать подобным заболеванием шанс на развитие и усугубление.
  2. Поведение человека – первое, что заставляет окружающих испытать подозрения. Человек, который разговаривает сам с собой, мгновенно теряет терпение, «не страдает» самоконтролем и склонен к крикам, рано или поздно рискует получить ярлык «психа». Значит, необходимо следить за своими реакциями.
  3. Случайные знакомства, которые как-то очень быстро становятся близкими, могут оказаться опасными. Огромное количество преступлений начинается с подобного вхождения в доверие.
  4. Люди порой подписывают документы, даже не читая. Злоумышленники могут ходить по квартирам и собирать якобы подписи за ремонт подъезда, местного депутата или в помощь голодающим пингвинам Северного Полюса. Слабовидящие пожилые люди могут подписать таким образом и согласие на психиатрическую госпитализацию. Вывод: собственная подпись – это драгоценность, не нужно ею разбрасываться.
  5. Хорошо, если рядом есть по-настоящему близкие люди. Преступники часто выбирают одиночек, ведь их некому искать.
  6. Дом действительно должен быть крепостью. До сих пор многие легкомысленно впускают в своё жильё совершенно незнакомых людей, не спрашивая документов.

В некоторых случаях люди становятся жертвой преступления из-за банальной беспечности. Даже небольшие заботы о собственной безопасности позволяют порой избежать множества проблем. Далее будет представлена судебная практика по ст. 128 УК РФ.

Судебная практика

Пример 1. Найти жертву – одинокого обеспеченного человека – объявить о его (её) психической несостоятельности, завладеть чужим имуществом. Именно такой была цель шести злоумышленников. Вскоре к группе фактически присоединилась ещё одна сообщница – доктор Д.

Женщина заведовала отделением психиатрической лечебницы. С её помощью в одну из палат поместили сразу четверых якобы больных мужчин: жертву Л. и трёх «надзирателей». Через некоторое время под воздействием психотропных препаратов Л. согласился на передачу своего имущества злоумышленникам, после чего был выписан из стационара, а затем убит.

В убийстве и завладении имуществом Д. не участвовала, обо всех замыслах не знала. На суде женщина утверждала, что Л. давно страдал сразу несколькими психическими заболеваниями, согласие на помещение в психиатрическую лечебницу написал сам.

Однако свидетельские показания и заключение почерковедов уверения Д. опровергли. Врача обвинили в преступлении по 128-й статье УК РФ (часть 2).

Был вынесен приговор: шесть лет тюремного заключения, пожизненное лишение права выполнять организационно-распорядительные функции в сфере здравоохранения плюс трёхлетний запрет работать врачом.

Пример 2. В апреле 2015 года стало известно, что в одну из психиатрических больниц Москвы периодически помещали «трудных» подростков-сирот. Таким способом воспитатели детских учреждений пытались решить вопросы плохой успеваемости и дисциплины.

В настоящее время заведено уголовное дело, расследование проходит под пристальным вниманием детского омбудсмена. Каким будет итог, пока неизвестно.

Юристы-практики отмечают: дела о преступлениях, которые подпадают под 128-ю статью, редко доходят до суда. Только самые вопиющие и тяжкие преступления завершаются хоть сколько-нибудь суровым приговором. И все же, это преступление по опасности не уступает таким злодеяниям против воли как, например, торговля людьми, рабский труд или подмена детей.

Еще один вопиющий случай из судебной практики по вопросу незаконного помещения человека в психиатрический стационар рассмотрен в следующем видеосюжете:

Клевета (ст. 128.1 УК РФ): судебная практика

В российское уголовное право термин «клевета» вернулся относительно недавно: в октябре 2012 года. Уголовный кодекс был дополнен ст. 128.1, дающей легальное определение этому правонарушению. Несколько ранее было декриминализировано оскорбление, которое, напротив, из УК переместилось в КоАП. Такие перемены не случайны. Как показывает практика, последствия каждого из этих деяний имеют последствия разной степени тяжести.

Объекты правонарушений

Объектами, на которые посягает и клевета, и оскорбление, являются нематериальные блага: честь и достоинство. С точки зрения права – это неотъемлемые и неотчуждаемые блага, относящиеся к конкретному человеку. Их носителем не может быть юридическое лицо. Судебная практика, накопленная по такого рода делам подтверждает, что истцом всегда выступает гражданин. А вот ответчиком может быть уже кто угодно.

И честь, и достоинство, как нематериальные блага, признаются объектом гражданских прав. Но ни в Гражданском кодексе, ни в ст. 128.1 УК «Клевета», ни в ст. 5.61 КоАП «Оскорбление» нет их определения. При разбирательстве по уголовному или административному делу судьи исходят из общепринятой трактовки этих отчасти этических, отчасти философских понятий.

Деловая репутация, хотя и является чем-то невещественным, тесно связана с материальными благами. От нее напрямую зависит та прибыль, которую носитель репутации может получить в ходе своей коммерческой деятельности. Следовательно, клевета может наносить вред не только нематериальным благам, но и экономическим интересам. И ущерб от нее выражается во вполне конкретных цифрах.

Смотрите так же:  Фз 126 банкротство

Вероятно этим фактом и вызваны изменения в законодательстве. Клевета, как имеющая более серьезные последствия, получила свою статью в Уголовном кодексе, а вот оскорбление, задевающие только нематериальные блага, переместилось в КоАП, как имеющее меньшую общественную опасность. Но эти перемещения не повлияли на положения статей 128, 150 и 152 Гражданского кодекса, согласно которым существуют гражданско-правовые способы защиты чести, достоинства и деловой репутации.

Принципиальная разница

Распространение информации, не соответствующей действительности, может быть направлено не только против конкретного человека, но и против лиц юридических. Многим из них такие действия вредят, приносят ощутимый экономический урон, вызывая недоверие и последующий отток клиентов.

Но такие действия под определение клеветы не подпадают. Статья УК четко указывает, что заведомо ложные сведения порочат честь и достоинство или подрывают его репутацию. Но у юридических лиц нет чести и достоинства. Это личные, неотчуждаемые права человека. Поэтому судебная практика по делам о клевете в отношении корпоративных образований исключительно гражданско-правовая.

Определение оскорбления вообще не содержит указаний на то, какие именно сведения при этом распространялись. Главное, что имело место унижение чести и достоинства, причем выраженное в неприличной форме. Ну а поскольку это все применимо только к человеку, то оскорбить можно, например, руководителя юридического лица. А он вправе потребовать не только административного наказания, но и компенсации морального вреда, вызванного унижением.

Что такое клевета

Далеко не всякая информация о человеке будет клеветнической. Следовательно, не всякие действия по ее распространению являются уголовным преступлением, подпадающим под ст. 128.1 УК РФ. Два главных признака таких сведений, это:

  • заведомая ложность, то есть несоответствие действительному положению дел;
  • направленность против чести и достоинства.

Ложность заключается в том, что описанные события не произошли в реальности в то время, к которому они относятся. Заведомо ложными могут быть только те факты, которые касаются либо прошлого, либо текущего состояния дел. Информация, касающаяся будущих событий, не может быть ложной.

Сложившаяся судебная практика по уголовным делам не рассматривает в качестве ложных те сведения, которые содержатся в официальных документах, оспариваемых в законном порядке: судебных решениях или приговорах, постановлениях и т. д. Защита чести и достоинства в этом случае имеет иной порядок.

К порочащим честь и достоинство сведениям могут быть отнесены:

  • утверждающие, что данное лицо нарушило закон;
  • о совершении бесчестного поступка (например, обогащение нечестным путем);
  • о неэтичном поведении в личной или профессиональной сферах;
  • о недобросовестности в предпринимательской деятельности;
  • о нарушении деловой этики или обычаев и т. п.

Если хотя бы одно условие из двух не выполнено, то есть сведения, хоть и ложные, не позорят человека, или наносят вред его репутации, но при этом правдивы, то привлечь того, кто их распространяет, ни за оскорбление, ни тем более по ст. 128.1 УК РФ невозможно. Впрочем, вполне возможно, что такие действия являются нарушением права на личную тайну и неприкосновенность частной жизни, ответственность за которое устанавливается другими статьями УК или ГК.

Как распространяется такая информация

Помимо того, что информация о лице является ложной и порочащей, она еще должна быть распространена. То есть для того, чтобы возник состав преступления, предусмотренного ст. 128.1 УК, клеветник должен совершить определенные действия по донесению информации до окружающих.

Под распространением понимают:

  • сообщение в устной форме;
  • заявление, предназначенное для официальных лиц;
  • опубликование в печати;
  • трансляция на радио или телевидении;
  • указание в характеристике;
  • размещение в сети Интернет;
  • упоминание в публичных выступлениях и т. д.

При этом не имеет значения, какому именно количеству людей была адресована данная информация. Достаточно одного, кому стало известно о недостоверных фактах. А вот высказывание такой информации тому, к кому она относится, будет уже не клеветой, а оскорблением.

Ответственность за клевету и оскорбления наступает с 16 лет. Но для того, чтобы это стало возможным, должно быть соблюдено одно условие: умышленная вина. То есть тот, кто занимался распространением сведений, охарактеризованных в статье 128.1 УК, должен:

  • во-первых, быть уверенным в ложности сведения;
  • во-вторых, осознавать опасные последствия своего поступка для другой стороны;
  • в-третьих, желать их наступления.

А вот в тех случаях, когда человек высказывает свое личное мнение об имевшем место факте, добросовестно заблуждается или уверен, что известные сведения являются правдивыми, уголовная ответственность не наступает. Зато вполне возможна административная за оскорбление. Или же защита своей чести гражданско-правовыми способами.

Особо опасная клевета

Статья 128.1 Уголовного кодекса не просто дает определение клеветы, как наказуемого деяния. Она рассматривает несколько квалифицированных составов данного преступления. При этом устанавливается более строгое наказание, ввиду большей общественной опасности таких действий.

Так, более строгое наказание последует за клевету в СМИ, публичных выступлениях и произведениях. Публичность в данном случае подразумевает массовость. И не имеет значения сколько именно человек узнали и восприняли информацию. Важен сам факт такого широкого обнародования.

Судебная практика установила, что к публичному распространению может быть отнесено и размещение информации в сети Интернет. Но не на любом ресурсе, а только на том, который зарегистрирован в качестве СМИ. Требования к ним были недавно уточнены поправками в соответствующий закон.

Использование служебного положения для распространения ложной и порочащей информации также, согласно статье УК, является поводом для применения более жестких мер ответственности. Это не случайно. Последствием угрозы или действительного распространение информации влиятельным лицом может стать, например, кабальная сделка, нарушающая права и экономические интересы человека.

Особо пристальное внимание ст. 128.1 УК направлено на клевету о том, что лицо, к которому она относится, виновно в преступлении сексуального характера. Под таким чаще всего понимается изнасилование. Отношение к насильникам в обществе резко негативное, поэтому подобное обвинение может сильно повлиять на всю дальнейшую жизнь.

К сожалению, такой нечестный прием, наряду с распространением сведений о якобы имеющем место опасном заболевании, довольно часто встречается в современной жизни. По большей части это шантаж, направленный на то, чтобы заставить действительного или предполагаемого отца ребенка если не оформить брак с его матерью, то хотя бы согласиться на алименты в твердой денежной сумме.

К особо квалифицированным составам клеветы статья уголовного кодекса относит обвинение в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. За это предусмотрено и самое серьезное наказание. Особый случай, если клевета доводит человека до самоубийства. Это тоже преступление, но только квалифицируется оно уже другой статьей — 110.

В зависимости от того, насколько серьезно преступление, клевета может наказываться:

  • штрафом, размер которого может доходить до 5 миллионов рублей;
  • обязательными работами до 480 часов.

Лишения свободы данная статья не предусматривает, если только речь не идет о доведении до самоубийства. Но данное деяние, как уже указано, регулируется другой статьей УК.

Клевета, как желание нарушить право человека на честь, достоинство и деловую репутацию, является общественно опасным деянием. Поэтому после недолгого отсутствия данная статья вновь вернулась в Уголовный кодекс. Возможно, для кого-то это окажется поводом задуматься, прежде чем высказывать оскорбительные факты, не имевшие места в действительности.

Судебная практика ст 128

Защищает ли российский УК от принудительного содержания в психиатрическом стационаре без достаточных на то оснований, и почему соответствующая статья — незаконная госпитализация — на практике применяется так редко.

В апреле 2015 года Следственный комитет сообщил о возбуждении уголовного дела по факту публикации в СМИ кадров с детьми, привязанными к койкам в медицинском учреждении. По данным «Новой газеты», автором фотографий оказался 16-летний воспитанник центра содействия семейному воспитанию «Радуга», а сделаны снимки были в московской психиатрической больнице №15. Адвокат подростка Кунал Венников рассказал газете, что сначала снимки отправили в СК, прокуратуру и Минздрав, но ведомства не отреагировали на письма. После этого фотографии отдали журналистам Lifenews.

Как писал «Коммерсант», аппарат детского омбудсмена Павла Астахова провел собственное расследование сообщений о принудительной госпитализации двух воспитанников «Радуги» — несовершеннолетних Г. и М. — в психиатрический стационар. По данным аппарата уполномоченного, на педсовете сотрудники центра решили отправить подростков в психоневрологический диспансер №8 за «неуспеваемость, нарушения дисциплины и прогул уроков», а там специалисты выписали Г. и М. направления на госпитализацию в психбольницу №15. Согласно данным расследования, у несовершеннолетних не было диагностировано никаких психических расстройств. Дело по факту их содержания в стационаре было возбуждено по статье 128 УК — незаконная госпитализация лица в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях.

Когда появилась статья 128 УК и кого по ней судят?

Уголовная ответственность за незаконное помещение в психиатрическую больницу (статья 126.2) впервые появилась в Уголовном кодексе РСФСР в 1988 году; по словам юриста Гражданской комиссии по правам человека (ГКПЧ) Ирины Борисенковой, в конце 1980-х статью приняли в первую очередь для того, чтобы облегчить советским психиатрам интеграцию в международное профессиональное сообщество, и лишь во вторую — чтобы сделать невозможным возрождение «карательной психиатрии» времен СССР.

«Когда наши психиатры после развала СССР захотели поступить в международную психиатрическую ассоциацию, их не взяли из-за практики карательной психиатрии. Наши психиатры тогда эту статью придумали, — говорит Борисенкова. — Статья создавалась не для того, чтобы наказать психиатров, а для того, чтобы психиатры доказали, что у нас больше нет карательной психиатрии».

Сейчас за незаконную госпитализацию в психиатрический стационар (часть 1 статьи 128 УК) предполагается условный или реальный срок лишения свободы до трех лет. В случае незаконной госпитализации с использованием служебных полномочий или с гибелью потерпевшего (часть 2) — принудительные работы на срок до пяти или лишение свободы до семи лет с лишением права занимать определенные должности. Незаконной госпитализация может быть признана в случае помещения в стационар как здорового человека, так и подверженного психическому заболеванию, но не нуждающегося в стационарном лечении.

Согласно статистике Судебного департамента, с 2011 по 2014 год по части 1 статьи 128 УК не было вынесено ни одного обвинительного приговора, зато 26 дел закончились оправданием обвиняемых, 17 — примирением сторон, пять дел прекращены по другим основаниям, а еще в одном случае обвиняемого самого отправили в психиатрический стационар. По части 2 статьи 128 УК за те же четыре года были осуждены четыре человека — по одному осужденному в год — и все они получили условные сроки. За 2010 год в судебной статистике не указано ни одного возбужденного дела по статье 128 УК. В 2009-м по первой части статьи были осуждены два человека — один приговорен к условному сроку, а второй к реальному (его признали виновным и в других преступлениях), по части 2 статьи 128 УК в 2009-м был вынесен один оправдательный приговор.

Впрочем, адвокаты и правозащитники высказывают сомнения в достоверности этих цифр. По мнению юриста Независимой психиатрической ассоциации России Юлии Аргуновой, в действительности дел, возбужденных по статье 128 УК, должно быть меньше, а неточность в статистике могла быть вызвана путаницей с делами, возбужденными по статье 128.1 УК (клевета). Судебный департамент при Верховном суде не смог оперативно предоставить «Медиазоне» уточненные данные.

Смотрите так же:  Права адвоката в уголовном процессе

С 1993 по 1996 год число зарегистрированных преступлений по незаконному помещению в психбольницу в год колебалось от нуля до двух случаев. Затем до 2001 года были зарегистрированы всего 38 случаев незаконной госпитализации.

При этом за 2014 год российские суды удовлетворили более 37 тысяч заявлений о принудительной госпитализации в психиатрический стационар, в 715 случаях в госпитализации отказали, а еще около 1 300 дел о принудительной госпитализации прекратили. За 2012-2013 годы судьи удовлетворяли примерно по 39 тысяч заявлений о принудительном лечении за год, в 2010 году этот показатель достиг максимума — около 44,5 тысячи заявлений. Число отказов за эти годы ни разу не превышало 850.

При этом, по данным Аргуновой, с 2007 по 2010 год число поданных в суд заявлений о недобровольной госпитализации выросло с 26,5 тысячи до 46,7 тысячи, то есть на 76%. С 2011 года число заявлений постепенно снижается.

Почему статья не работает?

Юристы сходятся во мнении, что добиться возбуждения дела по 128-й статье УК сложно, но причины называют разные. По словам Юлии Аргуновой, статья описывает далеко не все инциденты с госпитализацией в психбольницу, совершенной с нарушениями — а лишь наиболее вопиющие.

«Возбудить дела по 128-й сложно не потому, что трудно что-то доказать, следователи плохие или кто-то еще, а просто это одиозные случаи, когда кто-то упрятывает человека в больницу. Они встречаются редко», — говорит Аргунова.

1 декабря 2008 года Преображенский районный суд приговорил врача-психиатра станции скорой и неотложной психиатрической помощи Москвы Сергея Щербакова и участкового врача-психиатра ПНД №14 ЦАО Москвы Владимира Куренкова к четырем и трем годам колонии соответственно. Их признали виновными по части 2 статьи 33 и части 2 статьи 128 УК. По данным следователей, врачи в сговоре с бизнесменом Савельевым поместили в психиатрический стационар его жену и тещу, которые не имели психических заболеваний. Следователи пояснили, что Савельев хотел самостоятельно воспитывать детей — за два года до инцидента супруги развелись.

По версии следствия, обвиняемые сфальсифицировали необходимые документы и получили санкцию суда на принудительное освидетельствование женщин, после чего подделали его результаты и поместили их в психбольницу №4 имени Ганнушкина. Через несколько дней врачебная комиссия установила, что женщины здоровы, и выписала их.

В практике юриста Независимой психиатрической ассоциации были случаи госпитализации людей, которые вообще не страдали психическим расстройством. Аргунова поясняет: родственники могут спровоцировать конфликт, после которого прибывшая по их вызову бригада медиков видит человека в возбужденном состоянии, а этого уже достаточно для госпитализации в стационар.

«Врач видит, что все возбуждены, агрессивны, сын уверяет в одном, мама говорит, например, что будто бы за ней следят. Для врача это симптоматика, он госпитализирует, а потом выясняется, что оснований нет. Это не значит, что врач был в сговоре с сыном», — рассказывает юрист, добавляя, что уже на стадии наблюдения и диагностики в стационаре пациентам часто вводят успокоительные препараты.

«Это не основание для возбуждения уголовного дела — неосторожная форма вины (заблуждение врача). Для привлечения к уголовной ответственности в статье должно быть написано «по неосторожности»», — говорит Аргунова. В статье 128 УК такой формулировки нет, то есть она предполагает наказание только за умышленную незаконную госпитализацию.

Ирина Борисенкова полагает, что статья 128 УК остается редкой по другой причине. «Проблема в недостаточно хорошей работе следственных органов и отсутствии требований доказательств экспертных заключений: на основе чего поставлен диагноз. Если человек опасен для окружающих — где доказательства?» — говорит Борисенкова.

По словам адвоката, во время проверки по заявлению потерпевшего следователи обращаются в психиатрический стационар, откуда получают заключение об обоснованности госпитализации. «Как только следственные органы получают заключение врача-психиатра о том, что человек болен — все, нет события преступления. Нужно доказать, что человек был здоровым, а если есть заключение — надо доказывать ложность заключения (альтернативными заключениями, или злоупотреблениями, или наличием корыстных мотивов), а это целая следственная работа, и всем неохота это делать», — говорит Борисенкова.

Она отмечает, что врач-психиатр делает заключение о необходимости госпитализации на основании личного собеседования и наблюдения, которое всегда спорно, поскольку субъективно.

Борисенкова рассказывает, что в практике Гражданской комиссии по правам человека, которая занимается делами о недобровольной госпитализации, нет ни одного выигранного процесса по 128-й статье. «Я пыталась заняться делами по 128-й статье, но у нас даже заявления не принимали: отказы в возбуждении дел «за отсутствием события преступления»», — говорит юрист.

Адвокат Дмитрий Бартенев, также имеющий в своей практике дела о принудительной госпитализации, указывает, что статья 128 УК говорит лишь об умышленной незаконной госпитализации, не рассматривая как преступления госпитализацию по ошибочному заключению психиатра. «Чтобы эта статья работала, должна идти речь о заведомо незаконном умышленном решении госпитализировать человека в стационар. Обычно, даже если речь идет о незаконности госпитализации, это связано с тем, что врач неправильно определяет основания для госпитализации. Но доказать умысел, что человека незаконно держат в стационаре в корыстных или идейных целях, довольно сложно. В своей практике с таким я не сталкивался», — рассказывает Бартенев.

В августе 2007 года в силу вступил приговор врачу из Мытищ Дмитрию Мухину, признанному виновным в незаконном помещении в психиатрический стационар с использованием служебных полномочий (часть 2 статьи 128 УК). Мухин получил четыре года условного лишения свободы с запретом на работу по профессии в течение двух лет.

Прокуратура Москвы сообщала, что 37-летний психиатр выездной психиатрической бригады Мытищинской станции скорой медицинской помощи в июне 2006 года приехал к своим соседям-пенсионерам, конфликтовавшим с другими жильцами «из-за нарушения тишины и покоя». «Незаконно применив меры физического стеснения, Мухин Д. организовал по подложному документу и осуществил доставку Томаревой в психиатрическую клиническую больницу № 4 имени П.Б. Ганнушкина, а Узикова — в психосоматическое отделение ГКБ им. С.П. Боткина», — говорится в сообщении.

По данным «Каспаров.ру», соседи попросили Мухина изолировать супругов-пенсионеров из-за их якобы неадекватного поведения. Причем, отмечает издание, эти же соседи ранее предлагали пожилой паре продать им квартиру.

Он добавляет, что знает множество случаев, когда врачи принимают «недостаточно обоснованное» решение о госпитализации человека по просьбе родственников, которым «не нравится жить с психически больным». Такие действия незаконны, но в них, отмечает адвокат, опять-таки нет состава уголовного преступления.

Обычно по 128-й статье осуждают психиатров, незаконно отправляющих людей в стационар, чтобы завладеть недвижимостью пострадавших. Часто речь идет о связанных с медиками «черных риелторах». На дела о госпитализации по просьбе родственников СМИ обращают внимание редко. При этом, по словам Ирины Борисенковой, последствия таких инцидентов не менее серьезны: в психбольницах злоупотребляют сильнодействующими медикаментами. Борисенкова отмечает, что большинство психотропных веществ и нейролептиков подавляют волю, интеллектуальную и эмоциональную активность человека; их терапевтический эффект остается под вопросом, зато масса побочных — очевидны.

Юристы Независимой ассоциации психиатров рассказывают, что права пациента часто оказываются нарушены еще до рассмотрения судом вопроса о его госпитализации, и типичный пример здесь — неинформирование пациентов о предстоящем заседании. «Закон обязывает известить пациента, но это сплошь и рядом. Часто пациента обкалывают, связывают, и он не в курсе того, что будет судебное заседание. Просто суды пишут, что он по психическому состоянию не может участвовать», — рассказывает Аргунова.

По словам Ирины Борисенковой, участию пациента в заседании суда часто препятствует и применение к доставленному в больницу психотропных препаратов.

«Теоретически врачи не имеют права в это время с пациентом ничего делать. Если человек не согласен с госпитализацией, он должен быть информирован, что будет суд, чтобы иметь возможность пригласить своего представителя по выбору, адвоката (назначенные зачастую к этому формально относятся), пригласить альтернативного специалиста. Но человек находится в стационаре, под уколом, и сделать ничего не может. В результате ситуации, которая полностью противоречит закону, судья выносит решение», — заключает Борисенкова.

Впрочем, в 2009 году Конституционный суд определил, что лечение пациентов можно начинать без их согласия в течение первых 48 часов в стационаре и еще до суда, который должен решить вопрос о недобровольной госпитализации, «поскольку отсутствие лечения делало бы принудительную госпитализацию лиц, страдающих психическим расстройством, бессмысленной».

Адвокат Бартенев указывает и на другую проблему: заседания по делам о принудительной госпитализации — преимущественно выездные, их рассматривают в здании стационара: судья и прокурор на такого рода процессах обычно одеты в гражданскую одежду, а не в мантию и форму.

«Часто человек физически присутствует на судебном заседании, но ему никто не объясняет, что это действительно суд — а это же человек, у которого могут быть очень серьезные психические проблемы, интеллектуальные нарушения, он может находиться под действием лекарств, которые ему могли ввести в срочном порядке, когда он в больницу приехал. Необходимы объяснения, что идет судебный процесс, вы имеете определенные права — нередко это совершенно игнорируют. Я сталкивался с тем, что люди не могут сказать: было у них судебное решение или нет, кто это был, судья или не судья», — рассказывает Бартенев.

Борисенкова критикует практику госпитализации людей на основании заявления родственников или соседей, причем доказательств их правоты не требуется. «На основании этого заявления бригада санитаров, не имеющая полномочий органов исполнительной власти, но тем не менее присваивающая себе их, лишает человека свободы», — говорит юрист.

Она также указывает на пункт «в» статьи 29 закона «О психиатрической помощи», который разрешает недобровольную госпитализацию, если человеку грозит «существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния» без помощи врачей: «Это означает, что вы в норме, не опасны для общества, сами едите, в магазин ходите, но врач может решить, что вам станет хуже, если вас чуть-чуть не подлечить. Любой под этот пункт подойдет».

В 2007 году Конституционный суд заключил, что законодатель не обязан уточнять понятие «существенного вреда», а судьям стоит выносить решения о принудительной госпитализации на основании медицинских данных, то есть заключения психиатров.

По 128-й статье возбуждают и дела о помещении детдомовцев в психбольницы без должных оснований, часто за непослушание, иногда — чтобы завладеть жильем, которое полагается сиротам. «Им ставят первый психиатрический диагноз, и это основание для дальнейшего помещения человека в психоневрологический интернат, а на выходе их просто отправляют туда жить», — рассказывает Борисенкова. В случае с так называемыми трудными детьми, по мнению юриста, воспитатели просто избавляются от необходимости работать с ребенком, отправляя его в психбольницу.

«Это очень распространенная ситуация, и она может расцениваться как незаконная госпитализация, но оформляется это так, будто есть показания для лечения. Это незаконная ситуация, но уголовные дела возбуждают, когда это кому-то надо, а тут пострадавших нет, потому что дети сами не заявят», — считает адвокат Бартенев.