Судебная практика 115-фз

Позиция законодателей и судебная практика по применению повышенных тарифов и комиссий к подозрительным сделкам

Сегодня банки и кредитные организации являются неотъемлемым звеном в осуществлении хозяйственной деятельности, что, конечно, очень им выгодно. Основная их цель – извлечение прибыли: чем больше клиентов и вкладчиков, тем эта прибыль больше. Вопросов кредитования касаться в рамках настоящей статьи мы не будем, хотя это один из самых прибыльных видов деятельности банков.

Банковская деятельность должна осуществляться в строгих законодательных рамках, и эти рамки обеспечиваются Конституцией РФ; Гражданским кодексом РФ; ФЗ от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности»; ФЗ от 07.08.2001г. N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»; Положением ЦБ РФ от 19.08.2004г. N262-П «Об идентификации кредитными организациями клиентов и выгодоприобретателей в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»; Положением ЦБ РФ от 02.03.2012г. N 375-П «О требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» и многие др.

Большое количество нормативно-правовых актов никак не обеспечивают равенство сторон в данной сфере. Хозяйствующие субъекты практически всегда являются заложниками ситуациями, так как банки и кредитные организации, безусловно, более весомые игроки на рынке, чем какое-нибудь ООО «Лютик». И ведь ничем не запрещено вступать в правоотношения с любыми банками, искать наиболее выгодные для вас условия – это провозглашенная свобода договора, но на практике получается так, что все подобные организации придерживаются одной и той же политики в отношениях со своими клиентами. Разница, конечно, есть, но она, как правило, сглаживается в каких-то других вопросах, и в итоге различия становятся не такими явными. Поэтому получается, что выбор не слишком велик: выгодно будет только одной стороне.

В связи с активной борьбой (здесь конечно можно поспорить) нашего государства с отмыванием нелегальных доходов, был принят ряд нормативно-правовых актов, которые наложили на банки и кредитные организации дополнительные обязанности, которые, законодателем сводятся к контролю за происхождением денежных средств и характером банковских операций, которые осуществляют клиенты. Хотя п. 3 ст. 845 ГК РФ предусматривает, что банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие, не предусмотренные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению. И если операцию можно подвести под действие 115-ФЗ (О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма), то она становится «сомнительной» или «подозрительной».

Как только осуществляемая вами операция (как правило, такая операция связана с поступлением крупной суммы денег на счет и ее достаточно быстрым списанием, т.е. транзитное движение средств по счету, что в коммерческой деятельности не редкость) становится «подозрительной», то банк начинает принимать меры по дополнительной идентификации клиентов и приостановке операции (вернее, так должно быть). Как показывает практика, меры эти самые разнообразные и даже «рекомендованные самим ЦБ РФ», но здесь необходимо понимать, что в ФЗ № 115 есть только несколько способов противодействовать преступности: отказ в заключении договора на открытие счетов при наличии определенной информации и приостановление операций по счетам с одновременным письменным (это очень важно) запросом о предоставлении подтверждающих сделку документов, а рекомендаций ЦБ РФ подобного рода никто не видел.

Что касается запрашиваемых документов, то здесь законодатель абсолютно конкретен: банк вправе запрашивать только те документы, которые относятся к самой операции (договор, счет-фактура, акты и т.д.). Такие документы, как штатное расписание, документы, подтверждающие выполнение налоговой обязанности и прочие сюда не относятся (Постановление ФАС Московского округа от 24.12.2012 по делу N А40-134113/11-58-864).

Что происходит на практике. Банк отнес проводимую вами операцию в разряд сомнительных. Далее происходит заморозка счета (но не всегда), запрос документов, в том числе не относящихся к сделке, а потом операцию проводят, но списывают «комиссию» за ведение расчетного счета клиента, который по придуманным самим банком признакам, является, по их мнению, сомнительным. Например, в одном банке такими признаками являются: небольшой (минимальный) уставного капитала; незначительность остатков на счете относительно дебетовых оборотов по нему; отсутствие информации об уплате налоговых платежей в бюджеты различных уровней или незначительный размер таких платежей; наличие единственного распорядителя по счету (отсутствие второй подписи в Карточке с образцами подписей и оттиска печати); регистрация (местонахождение) клиента по адресу массовой регистрации и т.д. Соответственно, получается, что логика банков состоит совсем не в пресечении незаконных операций, которые действительно встречаются, а в том, чтобы еще на них и нажиться, т.е. банки как бы берут на себя ответственность за проведение таких банковских операций, но за дополнительную плату.

Если банку вы совсем не нравитесь, то он еще может проводить различные «проверки». Самые распространенные из них такие:

• Выезд по месту нахождения юридического лица, т.е. выезд по юридическому адресу. Служба безопасности банка приезжает, практически всегда не находит компанию (обычно просто потому что на самом деле ее никто не искал) и составляют некий акт о том, что нет по такому-то адресу такого-то юридического лица. И такие акты банки не стесняются показывать в суде. Здесь хочу сразу обратить ваше внимание на то, что такие акты должны быть подписаны обеими сторонами. Когда там стоит только подпись сотрудника банка, это доказательство ненадлежащее. С другой стороны может подписаться, например, охранник бизнес-центра или другое уполномоченное лицо. Именно такой акт будет подтверждать и сам факт проверки и возможное отсутствие компании по юридическому адресу, но только возможное отсутствие.

• Есть еще один излюбленный метод банков – «обзвон» контрагентов сомнительного клиента. Банк по выпискам со счета находит контрагентов, ищет по базам их контакты и якобы обзванивает их, задавая вопросы следующего типа: «А знакома ли вам такая-то компания?», «А кто ее директор?», «А вы действительно что-то покупали/продавали…?». Потом результат таких действий в виде табличке показывается в суде со словами «никто не знает такой компании». Здесь тоже необходимо понимать, что банк фактически никак не может подтвердить факт переговоров (детализации звонков никто не предоставляет), а самое главное то, что сообщать неизвестным людям по телефону информацию об их коммерческой деятельности (покупали/не покупали, знаете/ не знаете) никто не будет. Поэтому подобная информация от банка обладает достоверностью равной нулю.

Кстати, проверка по юридическому адресу может быть осуществлена тоже путем телефонных звонков собственникам помещений, управляющим бизнес-центров со всеми вытекающими последствиями.

Если такие методы не помогают банку получить желаемую ими информацию, то они начинают писать запросы в государственные органы (например, налоговые органы) с просьбами провести проверки.

Какой же все-таки предел полномочий и прав банков по отношению к своим клиентам.
Как указывалось выше, 115-ФЗ в ст. 6 определяет перечень операций с денежными средствами или иным имуществом, подлежащих обязательному контролю. Нельзя назвать этот перечень конкретным. Поэтому ЦБ РФ разработал целое Положение от 02.03.2012г. N 375-П «О требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», согласно которому все кредитные организации должны были привести свои внутренние документы в соответствии с Положением к 28 апреля 2013г.

Это Положение закрепляет основные принципы и цели внутреннего контроля банковских операций в кредитных организациях, а главное закрепляет разработку правил внутреннего контроля, которые должны были быть приняты по определенной процедуре, закрепляет обязанность назначения ответственного сотрудника, о котором даже информируется территориальное учреждение Банка России. Кроме того, кредитные организации должны были разработать программы идентификации клиентов в соответствии с требованиями Положение ЦБ РФ от 19.08.2004г. N262-П и 115-ФЗ. Эти программы должны предусматривать строгий и четкий порядок истребования информации у клиентов, форму таких запросов, порядок различных проверочных мероприятий, порядок оценки степени (уровня) риска совершения клиентом операций, основания оценки такого риска. Попробуем определить основные принципы оценки рисков:

1. оценке должны подвергаться абсолютно все клиенты. И этот принцип очень важен. В случае, если спор с банком зашел далеко, и вы начали выяснять отношения с банком уже в суде, то довод о том, что банк не представил документов по реестру таких же сомнительных клиентов, как и вы, будет очень весомым. Это свидетельствует о выборочном характере действий банка. А с апреля 2013 г. такие документы являются для банков обязательными. Шкала оценки рисков должна состоять не менее, чем из 2 уровней;

2. кредитные организации оценивают клиентов по трем направлениям: риски по типу клиентов (массовость юридического адреса; предоставление недостоверных сведений и т.д.); страновой риск (присутствие иностранного элемента в деятельности клиента); проведение клиентом определенных операций (благотворительность, большой оборот наличности и др.);
3. программа выявления операций должна содержать в себе: перечень признаков, которые бы указывали на необычный характер сделки. Здесь ЦБ РФ помог банкам и закрепил в приложении к рассматриваемому положению перечень таких признаков, вернее целую их классификацию. Далее программа должна содержать в себе весь механизм выявления и проверки таких операций с четким описанием полномочий того или иного подразделения банка, перечень мер, порядок документального фиксирования сведений об операциях и др.

И Решение о квалификации (неквалификации) операции клиента в качестве подозрительной операции кредитная организация принимает самостоятельно на основании имеющейся в ее распоряжении информации и документов, характеризующих статус и деятельность клиента, осуществляющего операцию, а также его представителя и (или) выгодоприобретателя (при их наличии). Как видим, это должен быть комплексный анализ каждого клиента, а не анализ, вытекающий из одной-двух операций и запрошенных в связи с этим документов. Однако какие меры банки могут, а какие нет, предпринимать, вопрос остается открытым. Положение лишь закрепляет, что правила внутреннего контроля должны лишь содержать перечни мер по отношению к сомнительным клиентам и операциям (п. 5.2.). Похоже, что работает принцип «на войне все средства хороши».

Конечно, по сравнению с тем, что было ранее, можно сказать, что Банк России определил (ну или попытался это сделать) границы и четкий круг полномочий кредитных организаций по отношению к своим клиентам. Банк разработал даже классификатор – признаки, указывающие на необычный характер сделки. И по смыслу этого Положения перечень таких признаков закрытый. Теперь банки должны будут четко определять и кодировать подозрительных клиентов согласно этому Положению. Однако все эти меря вряд ли окажут какое-либо влияние на расстановку сил.

Практически все банки заинтересованы в том, чтобы заработать деньги, получая хоть какие-то зацепки в недобросовестном поведении клиента, банк начинает шантажировать списаниями денежных средств (комиссиями, которые, по сути, являются мерой ответственности), а часто этот вопрос решается и без шантажа, потому что условия о таких повышенных тарифах включены в договор на обслуживание расчетного счета. Нельзя сказать, что на сегодняшний день судебная практика изобилует процессами, связанными с незаконными действиями банка. Чаще предпочитают не связываться и дело до суда не доводить. Но даже на примере немногочисленных дел, чаще всего суды в подобных спорах занимают сторону клиентов. Однако путь судебного спора сможет сыграть злую шутку, если клиент действительно не чист на руку.

Смотрите так же:  Правила по осаго пункт 71

Автор — Александра Акимова, юрист компании «Лемчик, Крупский и Партнеры»

Судебная практика: споры с банками

1. Онлайн-банк нельзя отключить за неиспользование

Использование технологий дистанционного доступа к банковским услугам нельзя прекратить в одностороннем порядке лишь потому, что клиент банка не использовал эту опцию длительное время. К такому выводу пришел Арбитражный суд города Москвы.

Организация обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением к кредитной организации, в котором просила признать незаконным ограничение, введенное банком на использование технологий дистанционного доступа. Банк без предупреждения отказался принимать распоряжения организации на проведение операций по банковскому счету, подписанные аналогом собственноручной подписи (по системе IBANK). Оказалось, что организация заключила с банком договор на открытие счета и присоединилась к Правилам обмена электронными документами по системе «PSB On-line». Был заключен договор дистанционного банковского обслуживания, который банк подтвердил своей отметкой. Далее, по условиям договора, банк должен был предоставить клиенту комплекс услуг в рамках программы «PSB online», в число которых входила передача поручений о проведении финансовых операций по счету клиента.

Организация исправно платила банку по договору за услуги, но длительное время не использовала дистанционный сервис. В результате чего банк направил клиенту уведомление об отказе в приеме распоряжений на проведение операций по банковскому счету с использованием технологии дистанционного доступа. В отказе кредитная организация сослалась на п. 3.3.1 правил, согласно которому можно отказать клиенту в приеме/исполнении электронных документов в случае, установленном законодательством РФ о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным и финансированию терроризма. Организация сочла такой отказ неправомерным.

Арбитражный суд города Москвы рассмотрел дело № А40-219854/16-162-2009 и признал действия банка незаконными. Судьи напомнили, что по нормам ч. 1 статьи 845 ГК РФ банк обязуется по договору банковского обслуживания принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, а также выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету. Из статьи 858 ГК РФ следует, что не допускается ограничение прав клиента на распоряжение денежными средствами, находящимися на счете. Исключение составляет наложение ареста на денежные средства, находящиеся на счете, или приостановления операций по счету в случаях, предусмотренных законом.

Ограничение операций по счету предусмотрено в целях предупреждения, выявления и пресечения деяний, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма и регулируются Федеральным законом от 07.08.2001 г. N 115-ФЗ. В спорной же ситуации клиент не совершал никаких подозрительных платежей, а свой отказ в совершении банковских операций с использованием электронных платежных документов в системе дистанционного банковского обслуживания банк мотивировал тем, что клиентом на протяжении 5 месяцев со дня открытия счета не проведено ни одной банковской операции по счету.

2. Банк должен возместить убытки клиента, причиненные необоснованной блокировкой

Девятый арбитражный апелляционный суд пришел к выводу, что если банк не провел платеж клиента, не имея на то достаточных оснований, а результатом этого стало назначение неустойки по контракту, он должен заплатить проценты за пользование чужими деньгами, а также возместить причиненные организации убытки.

Суд первой инстанции рассмотрел дело А40-55156/17-97-572 и отказал организации в возмещении убытков. Судьи отметили, что хотя блокировка операций по счету и не имела оснований, истец не смог доказать причинно-следственную связь между этой ситуацией и своими убытками. Но суд апелляционной инстанции с этим не согласился и вынес постановление № 09АП-44822/2017 от 9 октября 2017 года. В нем арбитры напомнили, что в соответствии со ст. 4 и п.п. 2,3 ст. 7 Закона № 115-ФЗ банк обязан выявлять операции, подлежащие обязательному контролю, и иные операции, связанные с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма. Кредитная организация обязана документально фиксировать основания совершения всех операций, подлежащих обязательному контролю, а также операций, по которым возникли подозрения, что они осуществляются в целях легализации доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма. В спорной ситуации этого сделано не было.

Поэтому суд пришел к выводу, что своими действиями банк нарушил требования Гражданского кодекса и права клиента, что привело к убыткам истца в размере 644 327 руб. в виде неустойки в связи с невыполнением договорных обязательств с третьими лицами. Поэтому арбитры обязали банк возместить убытки организации.

3. Банк может выявить фиктивные операции ИП

Если ИП получал крупные суммы от других организаций, которые по документам находятся по одному и тому же адресу, а у самого ИП нет даже складских помещений для хранения купленных строительных материалов, банк имеет право отказать ему в переводе денег на счет физлица. К такому выводу пришел Арбитражный суд города Москвы

Арбитражный суд города Москвы рассмотрел дело № А40-60680/17-97-600 и отказал ИП в удовлетворении заявленных требований. Судьи указали, что банк неоднократно отказывался перевести со счета ИП средства на его сет физлица в другом банке. Выяснилось, что в течение месяца после регистрации на счет ИП систематически поступали денежные средства от трех организаций на общую сумму 28 миллионов рублей. После чего ИП поручил банку перевести почти все поступившие деньги на свой счет. Банк счел этот платеж подозрительным и запросил у ИП документы:

  • договоры с контрагентами;
  • документы на выполнение работ;
  • другие бумаги.

Это потребовалось для подтверждения того, что выполненные работы оценены по среднерыночной стоимости, а у контрагентов были права на помещения, где выполнялись ремонтные работы. Выяснилось, что для всех трех контрагентов ИП делал ремонт по одному и тому же адресу. Часть документов предприниматель предоставил, но банк это не устроило. Тогда ИП изменил свои намерения и попросил перевести 21 млн рублей в пользу четвертой организации, за приобретенные строительные материалы. Однако банк выяснил, что у ИП нет складских помещений для хранения приобретенных материалов на такую большую сумму. Поэтому и эта сделка была признана подозрительной. Суд также установил, что информацию о подозрительных сделках банк направил в Федеральную службу финансового мониторинга. Поэтому то, что банк воспользовался правом отказать в выполнении распоряжения клиента, предусмотренным пунктом 11 статьи 7 Закона №115 ФЗ, было признано арбитрами обоснованным и законным.

Оспаривание ограничений банка в операциях по 115-ФЗ

Судебные споры по 115-ФЗ. Оспаривание ограничений банка по счету владельца счета.

1. В качестве основания для удержания денежных средств Истца Банком был указан штраф за неисполнение и/или несвоевременное исполнение запроса Банка, предоставление недостоверных документов и/или предоставление документов, не отражающих экономический смысл проводимых операций. Судом было отмечено, что Федеральный закон № 115-ФЗ, равно как и иные федеральные законы, не содержат норм, позволяющих кредитным организациям в качестве мер противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, устанавливать специальное комиссионное вознаграждение или взимать штраф. Взыскание комиссии за непредставление клиентом документов и (или) исчерпывающих пояснений либо представление недостоверных и (или) недействительных документов, формой контроля не является (Решение АС г. Москвы от 23.01.2017 по делу № А40-224417/2016).

Решение от 6 февраля 2017 г. по делу № А40-200763/2016 – аналогичное дело. Постановление от 7 февраля 2017 г. по делу № А40-22837/2016 такое же.

2. Суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу, что «заградительные тарифы» банка не были согласованы ответчиком с ООО «Тех-Сервис», в противном случае, зная о их существовании, Общество бы отказалось от заключения договора, так как данные условия нарушают баланс интересов сторон, и данные «заградительные тарифы» были введены банком в одностороннем порядке. Также суд апелляционной инстанции учитывал, что в Определении ВС РФ от 12.05.2015 N 305-ЭС15-680 определена правовая форма заградительной комиссии, а именно, «заградительный тариф (комиссия) имеет штрафной характер и, по сути, является мерой ответственности клиента перед банком. Ссылка ответчика на то, что указанный тариф применяется банком в связи с наличием ст. 4, 5, 7 Федерального закона N 115-ФЗ, в соответствии с которыми банк вправе и обязан отслеживать операции с денежными средствами и при выявлении сомнительных сделок сообщать об этом в уполномоченный орган – правомерно отклонена судом апелляционной инстанции, поскольку взимание банком установленного им в одностороннем порядке не предусмотренного законом «заградительного тарифа» является платой за проведение «сомнительных» операций без предоставления установленных законом документов, при этом, как сомнительность операций, как и сама плата в виде заградительного тарифа, определяется самим банком, в связи с чем, взыскание комиссии банком за совершение сомнительных операций в какой-то мере является легализацией таких операций с непосредственным участием банка, в связи с чем действия Банка направлены не на противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и не на оплату услуг Банка, а на неосновательное обогащение ответчика (Постановление АС Московского округа от 23.01.2017 по Делу № А40-226881/2015).

3. Уведомлением, направленным в адрес истца, КБ «ЮНИАСТРУМ БАНК» уведомило ООО «Октан» о расторжении Договора на основании п.5.2 ст. 7 ФЗ №115-ФЗ от 07.08.2001г. «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем». Суд первой инстанции пришел к выводу об отказе в удовлетворении иска, поскольку: 1. установил, что по расчетному счету Ответчика были совершены операции, в отношении которых у Банка возникли подозрения, что эти операции обладают признаками транзитных операций, предусмотренными Письмом ЦБ РФ№236-Т; 2. Банк пришел к выводу, что деятельность истца не имеет очевидного экономического смысла и очевидной законной цели, операции по счету истца требуют повышенного внимания со стороны Банка, в связи с чем, Банк применил блокировку системы Интернет Банк-Клиент; 3. Банк уведомил клиента/истца, что оставляет за собой право отказать Клиенту в выполнении распоряжения на основании п.11 статьи 7 ФЗ № 115-ФЗ, а также в случае непредставления документов (сведений) в срок, установленный в запросе отказать в приеме и/или исполнении ЭПД (электронных платежных документов) на основании п.3.2.1 Договора об обслуживании с использованием системы «Интернет-Банк- Клиент». Суд посчитал, что из представленных ответчиком доказательств, следует, что действия банка по отнесению операций истца к категории подозрительных не противоречат требованиям статьи 845 ГК РФ и ст. 6,7 Федерального закона №115- ФЗ от 07.08.2001. Судебная коллегия не усмотрела оснований для переоценки выводов суда первой инстанции и удовлетворения жалобы (Постановление 9 ААС от 15 февраля 2017 г. по делу № А40-111576/2016).

4. ЗАО «Инвестиционный консалтинг» (истец) обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с исковым заявлением к Публичному акционерному обществу «УРАЛТРАНСБАНК» (ответчик) о признании недействительной односторонней сделки ответчика по установлению заградительного тарифа, изложенной в уведомлении. Ответчик ссылался на то, что запрос о предоставлении экономического обоснования операций по расчетному счету был произведен в рамках обеспечения выполнения требований Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ « О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма « (ФЗ № 115-ФЗ). Однако суд первой инстанции правомерно указал на то, что установление спорной комиссии («заградительного тарифа»), не предусмотренной ФЗ N 115-ФЗ, фактически является платой за проведение «сомнительных» операций без предоставления установленных законом документов. Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о штрафном характере указанной комиссии, являющейся, по сути, мерой ответственности клиента перед банком за непредставление документов и за совершение «сомнительных» операций (Постановление 17 ААС от 13 февраля 2017 г. по делу № А60-38917/2016).

Смотрите так же:  Стаж для выплаты пособия по нетрудоспособности

5. Исковые требования об обязании опровергнуть сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию, взыскании компенсации морального вреда в размере 100 000 руб. и 1 000 000 руб. ущерба, нанесенного деловой репутации обоснованы тем, что ответчик, являясь банком, в котором истец открыл банковский счет, не обосновано прекратил операции по счету в связи с наличием в предпринимательской деятельности истца признаков сомнительности, тем самым нанес ущерб деловой репутации истца на сумму 1 000 000 руб. путем направления истцу писем об отказе в осуществлении операций по счетам истца, а также причинил моральный вред в размере 100 000 руб. Поскольку истец несколько раз в течение небольшого промежутка времени транзитом переводил денежные средства со счета ИП Истца, открытого в ПАО «Сбербанк», на счет ИП истца, открытый в АО «ЮНИКРЕДИТ БАНК», с последующим незамедлительным переводом всех поступивших средств обратно в ПАО «Сбербанк» на счет Истца как физического лица, данные операции были обоснованно квалифицированы АО «ЮНИКРЕДИТ БАНК» как необычные операции. Довод истца, заявленный в ходе судебного разбирательства о том, что распространение порочащих сведений выразилось в информировании операциониста банка, оформляющего отказ в проведении операции по счету и доверенному лицу истца о содержании текста отказа в совершении операции по счету, судом отклоняется как несостоятельный. Оснований для признания распространенными сведений о легализации доходов суд не находит (Решение АС города Москвы от 15 февраля 2017 г. по делу № А40-211675/2016).

6. В Арбитражный суд обратилось ООО « Амурмехтранс» с исковым заявлением к публичному акционерному обществу « Сбербанк России» о признании действий ответчика по одностороннему приостановлению оказания услуги дистанционного банковского обслуживания и блокированию (замораживанию) расчетного счета незаконными. Пунктом 4.4.8 Условий банка банку предоставлено право оказать клиенту в исполнении платежного документа, приостановить на неограниченный срок, а также полностью прекратить предоставление услуг по договору. Вместе с тем, приостановив дистанционное банковское обслуживание по системе «Сбербанк Бизнес ОнЛ@йн», банк не приостанавливал и не прекращал расчетно-кассовое обслуживание истца, продолжая в полном объеме исполнять все обязательства по договору банковского счета. Кроме того, оказание услуг по обслуживанию расчетного счета общества, заключающихся в предоставлении возможности по представлению платежных документов на выполнение операций по расчетному счету в электронном виде, является дополнительным, а не общеобязательным для банка. На основании вышеизложенного, оснований для удовлетворения требований истца не имеется (Решение АС Амурской области от 15 февраля 2017 г. по делу № А04-9692/2016).

7. АО «Альфа-Банк» в кассационной жалобе указывает, что Банк, отказывая клиенту в заключении договора о расчетно-кассовом обслуживании, осуществлял действия и выполнял обязанности, возложенные на него Федеральным законом от 07.08.2001 № 115-ФЗ. Суды указали, что единственным основанием для отказа в заключении договора и, соответственно, открытии расчетного счета стало «наличие подозрений в том, что целью заключения такого договора является совершение операций в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма», согласно уведомлению об отказе в заключении договора о расчетно- кассовом обслуживании в АО «Альфа-Банк». При этом, в соответствии с пунктом 5.2 статьи 7 Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ, кредитные организации вправе отказаться от заключения договора банковского счета в случае наличия подозрений о том, что целью заключения такого договора является совершение операций в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма. Суды исходили из того, что документального подтверждения наличия обстоятельств, позволяющих АО «Альфа-Банк» отказать истцу в заключении с ним договора на открытие расчетного счета, ответчиком не представлено (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15 февраля 2017 г. по делу № А40-31759/2016).

8. Банк отказал ООО «ЦЕНТР ПОМОЩИ БИЗНЕСУ « в заключении договора банковского счета (вклада), используя право предусмотренное пунктом 5.2. статьи 7 Федерального закона от 07.08.2001 №115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». В ходе проверки и обязательной в силу ст.7 Федерального закона №115-ФЗ при принятии клиента на обслуживание идентификации клиента было установлено, что единственный участник ООО « Центр помощи бизнесу — также обслуживается в Банке в качестве физического лица. Анализ операций, осуществленных данным физическим лицом по указанному счету в Банке с июня 2014 по конец июля 2014, выявил большое количество перечислений в пользу Торбиной В.А. с различных карт физических лиц, а также через cash in и QIWI кошельки с последующим обналичиванием денежных средств через банкоматы. В соответствии с Положением о требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма « (утв. Банком России 02.03.2012 N 375-П) указанные операции Торбиной В.А. были квалифицированы сотрудниками финансового мониторинга Банка как подозрительные операции. Указанный опыт и анализ операций Торбиной В.А. послужили основанием для формулирования Банком вывода о наличии негативного опыта взаимодействия с указанным клиентом, несущего Банку репутационные риски (Решение АС города Москвы от 7 февраля 2017 г. по делу № А40-210051/2016).

9. Банк отказал Истцу в исполнении распоряжений на перечисление денежных средств по платежным поручениям, ссылаясь на п. 11 ст.7 Федерального закона от 07.08.2001г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», и просил предоставить документы, являющиеся основанием для проведения платежей, по списку в приложении. При отсутствии удостоверяющих документов тариф (штраф) составляет 15 % от остатка на банковских счетах клиента в банке на дату взимания штрафа. На основании изложенного банк списал со счета клиента штраф в размере 503 799 рублей 77 коп. в виде штрафа за несвоевременное предоставление, непредоставление, предоставление документов, не отражающих смысл экономических операций в размере 15% от остатков на счете в момент допущенного по мнению Ответчика деликта. В соответствии с п. 2 Дополнительных условий Тарифного плана, в случае неисполнения и/или несвоевременного исполнения запроса Банка о предоставлении документов (информации) в соответствии Федеральным законом от 07.08.2001 № 115-ФЗ Банком взимается штраф в размере 15 % от остатка на банковских счетах клиента в Банке на дату взимания, но не менее 500 000 рублей и в пределах остатка денежных средств на счетах. Суд посчитал, что списание суммы штрафа в оспариваемом размере с расчетного счета истца соответствует требованиям действующего законодательства РФ, так и условиям заключенного между сторонами Договора банковского счета (Решение АС города Москвы от 1 февраля 2017 г. по делу № А40-232450/2016).

10. Суд установил, что доказательств, подтверждающих наличие оснований, поименованных в пункте 11 статьи 7 Закона N 115-ФЗ и позволяющих банку отказать в исполнении спорных платежных поручений Истца не имеется. Аналогичные выводы суда также подтверждаются и имеющейся судебной практикой по такой категории дел с банками (постановление АС Уральского округа от 01.10.2015 дело N А60-7882/2015, постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 июня 2016 г. по делу N А62-8157/2015). Исследовав материалы дела и заслушав представителя ответчика, суд пришел к выводу о том, что Банка отказал в совершении операций по платежному поручению не в связи с необычным характером операций, а в связи с не предоставлением истцом документов, запрашиваемых Банком в обоснование иных операций. Проанализировав письмо Банка от 31.08.2016 письмом, суд пришел к выводу о том, что большая часть запрошенной Банком информации непосредственно не связана с операциями по платежным поручениям, а направлена на оценку хозяйственной деятельности общества, ее соответствия налоговому, трудовому законодательству, требованиям законодательства по обращению с ломом и отходами черных и цветных, в период 2015 год, второй квартал 2016 года, что в данном случае к компетенции банка не относится (Решение АС Смоленской области от 31 января 2017 г. по делу № А62-7337/2016).

Вывод : наиболее распространенными спорами с применением Федерального закона от 07.08.2001 №115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» являются:

1) о взыскании с коммерческой организации суммы неосновательного обогащения. Как правило, поводом для обращения в таких случаях служит установление Банком штрафных санкций за несвоевременное исполнение или же за неисполнение запроса Банка о предоставлении определенных документов, позволяющих сделать вывод о характере финансовой операции, в проведении которой Клиенту было отказано.

2) о признании незаконными действий банка по приостановлению расчетно-кассового обслуживания. В данном случае Банк апеллирует тем, операции Клиента признаны сомнительными, что послужило основанием для приостановления на неопределенный срок обслуживания.

3) о признании отказа в заключении договора о расчетно-кассовом обслуживании незаконным и понуждении заключить договор о расчетно-кассовом обслуживании. Отказ правомерен при наличии факторов, указанных в ФЗ 115-фз, которые по отдельности или по совокупности влияют на принятие кредитной организацией решения об отказе от заключения договора банковского счета.

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данной или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или напишите на адрес [email protected]

Давид Гликштейн, менеджер. Пишу статьи, ищу интересную информацию и предлагаю способы ее практического использования. Верю, что благодаря качественной юридической аналитике клиенты приходят к юридической фирме, а не наоборот. Согласны? Тогда давайте дружить на Facebook.

Если вам понравился этот материал или какие-либо наши иные, то порекомендуйте их вашим коллегам, знакомым, друзьям или деловым партнерам.

Советы эксперта: что делать компаниям, заподозренным в отмывании средств

– Клиент вправе самостоятельно передать документы в Банк.

– Банку будет труднее доказать в суде обоснованность своих подозрений.

– Согласно позиции ВАС РФ, сформулированной в 2013 году, банк вправе запросить документы не только по сомнительной операции, но и по всем операциям, связанным с ней, а также другую информацию, которая позволит уяснить цели и характер операций. В частности, могут потребоваться документы, подтверждающие источники поступления денежных средств на счет клиента.

– Однако в практике встречается и противоположная позиция. Так, 20-й ААС указал, что большая часть запрошенной банком информации непосредственно не связана с операциями по спорным платежным поручениям, а направлена на оценку хозяйственной деятельности общества, ее соответствия налоговому, трудовому законодательству, что в данном случае к компетенции банка не относится.

– Непредставление или неполное предоставление документов по запросу/требованию банка могут послужить основанием для отказа в удовлетворении иска клиента о неправомерности применения мер в рамках закона о противодействии легализации.

Информирование банка о деятельности компании:

ВАЖНО: после открытия счета проинформируйте отделение банка о своих бизнес-процессах и роде деятельности, представьте ключевые контакты и соглашения с контрагентами. Ежеквартально проводите аудит деятельности компании на предмет рисков, связанных с законом о противодействии легализации.

Смотрите так же:  Стропальщик учебное пособие

Даже если сделка подпадает под один из признаков, установленных Банком России, это служит лишь формальным основанием для ее отнесения к разряду «сомнительных» и не дает банку безусловного права на отказ от выполнения распоряжений клиента.

Это нарушение обязанности банка и может стать одним из оснований для удовлетворения вашего иска.

Расторжение договора возможно исключительно после неоднократных отказов в проведении операций, на это прямо указывает п. 5.2. ст. 7 закона о легализации.

Анализ практики показывает, что такие требования практически не заявляются клиентами, однако мы считаем, что у них есть на это необходимые основания.

Если из-за неправомерных действий банка (например, по расторжению договора) вы не смогли перечислить средства контрагенту и вынуждены были выплачивать неустойку, то такие убытки можно предъявить ко взысканию с банка. При этом в настоящее время неизвестно, каким образом суды будут толковать новое правило об отсутствии оснований для гражданско-правовой ответственности банков за блокировку или расторжение договора по закону о легализации.

– Если между клиентом и банком не заключено письменное соглашение о неустойке.
– Если комиссия взималась/была установлена банком после расторжения договора банковского счета.
– Если банк не может доказать сомнительность операций клиента.

Другие доводы компаний в пользу незаконности заградительного тарифа:
– Банк не предоставляет клиенту никакой услуги.
– Закон о легализации не наделяет банки правом взимать какие-либо штрафы за сомнительные операции.
– Заградительный тариф – мера ответственности клиента банка (неустойка).

– Направление претензионных обращений в банк в порядке п. 13.4 ст. 7 закона о легализации.

– Обращение в Межведомственную комиссию ЦБ РФ в порядке ст. 7 закона о легализации.

– Подача искового заявления к банку в арбитражный суд.

Обзор судебной практики о блокировке расчетного счета/отказе в открытии счета/отказе в проведении операции

За 2017 года банки отказали в совершении почти полумиллиона операций своих клиентов на общую сумму 180 миллиардов рублей. Соответственно, с проблемой фактической блокировки счетов банками столкнусь сотни тысяч ИП, физических и юридических лиц.

На форумах и соц.сетях размещено многоразмышлений о том, что бороться с банками бесполезно, и если счет заблокирован, то деньги (или существенную часть из них) уже не вернуть. Мы проанализировали судебную практику и в пользу клиентов, и в пользу банков и сделали вывод, что бороться за свои права можно и нужно: в случае, если банк необоснованно препятствует клиентам в использовании счета или проведении операций, суды становятся на сторону последних. В случае даже если банки обоснованно подозревают клиентов в обналичивании и суды подтверждают отказ в проведении операций, такой отказ не означает, что банк может удерживать деньги: клиент остается собственником этих денег и должен иметь возможность получить их в своё владение. Ниже представлен обзор судебной практики по такой категории споров.

В деле №А40-20955/17-137-183 общество обратилось с иском к банку, который после одного из платежных поручений потребовал предоставить огромный пакет документов о деятельности клиента за целый год, а после частичного предоставления документов и заявления о закрытии счета банк отказался переводить деньги общества на счет в другом банке. У общества «зависло» более 15-ти миллионов рублей. После обращения в суд банк перевел деньги общества, но удержал комиссию в размере 10 процентов. Суд признал, что запрос банка о предоставлении документов был необоснованным и указал, что доказательств неочевидности и запутанности операций клиента банк не предоставил, следовательно, неисполнение банком распоряжений клиента не может быть обосновано Федеральным законом №115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Более того, суд указал, что данный закон не содержит никаких штрафных санкций за его неисполнение и поэтому удержание банком комиссии в размере 10 процентов от суммы перевода является незаконным.

В деле №А40-72002/17-22-675 ИП обратился в суд с иском к банку, который сначала отказал клиенту в использовании технологий дистанционного доступа, а потом отказался исполнять и бумажное платежное поручение по переводу 650 000 рублей на счет клиента в другом банке, так как посчитал транзакцию подозрительной. Банк сослался на то, что клиент при открытии счета указал, что деловые отношения с контрагентами еще не установлены, но после открытия счёта клиент начал получать на счет денежные средства по договору, заключенному до открытия счета. Суд согласился, что ограничение банком использования технологий дистанционного доступа было обоснованным, так как подозрения банка являются обоснованными, но отказ от исполнения платежного поручения суд счел незаконным. Суд пояснил, что обоснованность отказа должен доказать банк, но банк, отказывая в исполнении, даже не запросил никаких документов у ИП, и как следствие, не смог предоставить весомых доказательств нарушений со стороны ИП закона. Сам процесс до вынесения резолютивной части решения длился 5 месяцев. Интересно отметить, что истец попросил суд взыскать на будущее судебную неустойку за неисполнение решения. Суд это требование также удовлетворил, но, к сожалению, ограничился 650 рублями в день.

В деле А40-219854/16-162-2009 общество попросило суд признать незаконным ограничение, введенное банком на использование технологий дистанционного доступа. Как выяснилось, единственной причиной такого ограничение было то, что общество не осуществляло никаких платежей с момента открытия счета в течение 5-ти месяцев. Суд признал такие действия банка незаконными.

В деле А04-3128/2015 суд рассматривал претензии банка к ИП, который получал денежные средства на свой счет ИП и потом переводил деньги на свой счет физического лица и снимал наличные. Банк проанализировал движение денежных средств по счету ИП за 7 месяцев, признал часть этих операций подозрительными и предложил ИП перестать проводить такие операции или расторгнуть договор с банком, так как такие операции негативно влияют на имидж банка. Когда ИП совершил два платежа (один почти на 40 000 рублей за приобретение имущества, а второй на 300 000 рублей — перевод ИП на свой счет физического лица), банк отказал в проведении операций. Суд признал действия банка незаконными, поскольку у банка не было доказательств того, что эти платежи носят необычный или запутанный характер. Оценил суд и довод банка о подозрительности перевода денег ИП на свой счет физического лица: «из имеющихся в деле выписок по счету, открытому истцом для предпринимательских расчетов, усматривается, что со счета ИП К.В.В. на банковскую карту К.В.В. в качестве дохода от предпринимательской деятельности поступали его личные денежные средства, которыми он вправе распоряжаться по своему усмотрению, используя банковскую карту, выпущенную на имя физического лица».

В деле А60-2597/2015 общество потребовало обязать банк провести 4 спорных платежа на общую сумму 653 000 рублей. Суд поддержал общество, указав, что обществом по запросу банка предоставлены все необходимые документы, разъясняющие сделки и у банка не было оснований не проводить эти платежи. Особенность этого дела в том, что у общества был и пятый платеж более чем на 27 000 000 рублей, который банк также признал подозрительным и отказался проводить и который не фигурировал в деле.

Суд указал, что банк не может ссылаться на другие платежи, так как в настоящем деле они не рассматриваются, а претензии банка к первым четырем платежам звучат неубедительно.

Дело А40-55156/17-97-572 интересно тем, что истец взыскал с банка как проценты за использование чужими денежными средствами, так и убытки, которые возникли в результате того, что банк не провел спорный платеж на сумму почти 1 600 000 рублей. Незаконные действия банка повлекли неоплату истцом счета контрагента, что, в свою очередь, привело к выплате пеней контрагенту на сумму более 600 000 рублей, которые и взыскал суд с банка. Причем, суд первой инстанции истцу отказал, но суд апелляционной инстанции с этим не согласился.

Вместе с тем, нельзя сказать, что банки всегда проигрывают, ниже изложены примеры дел, в которых суд счёт доводы банков о подозрительности операций обоснованными.

В деле А40-60680/17-97-600 ИП безуспешно пытался вернуть деньги, которые банк неоднократно отказывался перевести со счета ИП в адрес юридических лиц. Так, меньше чем через месяц после регистрации ИП на его счет от 3-х юридических лиц тринадцатью платежами в один день было переведено 28 миллионов рублей, после чего в тот же день ИП поручил банку перевести почти все поступившие деньги на свой счет. Банк счел этот платеж подозрительным и запросил у ИП различные документы от договоров с контрагентами до подтверждения того, что выполненные работы оценены по среднерыночной стоимости, а у контрагентов были права на помещения, где выполнялись ремонтные работы (для всех трех контрагентов ИП делал ремонт по одному и тому же адресу в Тамбовской области). ИП предоставил часть документов, но банк это не устроило. Через день ИП изменил свои намерения и попросил банк перевести 21 миллион в пользу ООО за приобретенные строительные материалы. Однако банк указал на отсутствие у ИП складских помещений для хранения приобретенных материалов на такую большую сумму и делал вывод о подозрительности сделки. Суд согласился с банком по всем озвученным позициям.

А в деле А40-85611/17-97-724 ИП оспорил отказ в открытии счета. Однако суд согласился с банком, который привел длинный список оснований для того, чтобы не заключать договор с ИП:

ИП зарегистрирован и проживает в одном регионе, а счет хотел открыть в другом, при этом расстояние от места жительства ИП до отделения банка 80 км.;

при открытии счета с ИП находился еще один человек, который не являлся ни юристом, ни доверенным лицом (от себя добавим, что банки очень негативно относятся к присутствию посторонних при открытии счета и в таком случае почти автоматически считают того, кто открывает счет, номиналом);

основной ОКВЭД ИП было заявлено ведение сельского хозяйства, при том, что место ведения деятельности находилось в 190 км от офиса банка, а сам ИП не имел соответствующего опыта работы (до занятия бизнесом 21-летний ИП работал в Макдоналдс);

кроме основного ИП использовал большое количество несвязанных ОКВЭД: от выращивания зерновых до выдачи займов;

ИП не смог ответить на вопросы о бизнесе, которым собирался заниматься;

анализ счетов физического лица, открытых истцом, показал, что какие-то существенные сбережения у него отсутствуют, а средняя сумма по совершаемым операциям составляла 5 000 рублей.

В деле А40-47385/17-182-433 общество подало иск сразу к двум банкам, которые отказали в открытии счета. Суд согласился с банками, которые мотивировали отказ «грехами» директора и учредителя общества: и учредитель, и директор являлись «массовыми директорами», а при обслуживании директора как физического лица один из банков уже устанавливал подозрительность операций и расторгал договор банковского обслуживания, а второй банк отказывал в открытии счета другой компании с тем же руководителем; кроме того, у компании имелась крупная задолженность по налогам.

Таким образом, блокировка расчетного счета, отказ в открытии счета, отказ в проведении операции могут быть признаны судом законными только если у банка имеются реальные основания для того, чтобы считать такие операции подозрительными, при этом, бремя доказывания подозрительности операций лежит именно на банке.