Кого коснётся налог с продаж

Оглавление:

«Иногда надо делать больно». Панкратов еще раз объяснил смысл повышения налога с продаж

Министр экономики Олег Панкратов дал разъяснения по поводу повышения налогов с продаж в 2,5 раза.

По его словам, государство проводит политику по упрощению ведения бизнеса, создания наиболее выгодных условия и выхода его тени. Эта работа проходит в нескольких направлениях: ограничения на проверки, создание института бизнес-омбудсмена, чтобы стороны могли разобраться в Третейском суде.

Также Минэкономики планирует ввести электронный документ на все товары, поступающие в Кыргызстан. При поступлении товара на него заводится электронный документ, куда вносятся вся данные (суммы, объем, сроки, владельцы). В последующем все сделки с этим товаров фиксируются в этом документе. Это позволит проверяющим органам получить полную информацию о товаре, а его предпринимателям не контактировать с органами. Если товар уже вывозится в другую страну, то в электронном документе отмечается, что товар уже не в Кыргызстане.

Следующее направление: реформа налогов, которую начали три года назад. На первом этапе был отменен НСП для экспортеров. На втором этапе был отменен НСП для субъектов, которые производят расчеты в безналичной форме. В результате этого НСП фактически стал налогом на наличные расчеты.

По словам Панкратова, в 2015 году доля безналичных денег в банках составляла 35,4%. В 2016 году после отмены налога в 2% доля безналичных платежей выросло до 44,2 процента. И теперь ведомство решило еще увеличить налог с продаж для того, чтобы предприятия все же перешли на безналичный расчет.

К сожалению, правительство — такой орган, который не может принимать только те решения, которые нравятся. Иногда необходимо принимать решения, которые могут и не нравиться. Это как доктор — если зуб болит и если не сделать больно, то будут очень неприятные последствия. А так один раз перетерпели, и боль уходит надолго. Так и правительство — иногда решения, к сожалению, бывают непопулярными, и одно из таких решений — это решение о повышении ставок на налог. Если бизнес работает с наличкой, то есть риск теневой экономики. Чтобы эту серую зону вывести и сделать белой, было предложено такое повышение.

Министр заверил, что этот налог не коснется малый и средний бизнес, который работает с населением по наличному расчету, так как в стране еще нет условий для полного технического оснащения.

Есть узкая целевая группа, которую коснется этот налог. Малый и средний бизнес под этот налог не попадает, потому что они работают на патенте. Этот налог коснется средних оптовых предприятий, которым не составит технического труда завтра же перейти на безналичный расчет.

Впрочем, добавил министр, если бизнес-сообщество докажет, что этот механизм не поможет и, наоборот, создаст новые проблемы, то вопрос снимут с повестки. Для обсуждения ведомство пригласило все заинтересованные стороны.

Налог с продаж и малый бизнес

В условиях стагнаций, рецессий, экономических кризисов и санкций, следствием которых является возникновение бюджетных ограничений, у властей всегда возникает желание увеличить налоги, чтобы эти ограничения снять. Редко кто действует от обратного, большинство стран мира при необходимости следуют этим же курсом.

Основные экономические тренды, по крайней мере на кратко- и среднесрочную перспективу, в России обозначились уже во второй половине прошлого года — сокращение производства промышленной продукции, инвестиций, располагаемых денежных доходов.

Власти всех уровней (в том числе финансовые) еще совсем недавно заявляли, что «исчерпали ресурс повышения налогов», «налоги трогать нельзя» и что проблемы «надо решать другими способами — через оптимизацию расходов, сокращение госпрограмм, приватизацию, возможно, заимствования». В бюджетном послании президента 2012 года было заявлено, что налоги на несырьевой сектор в этом электоральном цикле увеличиваться не будут. Ровно это же отмечено и в основных направлениях налоговой политики Минфина на 2015-2017 годы. Однако сегодня говорят уже, что «нужно дополнительно проанализировать и возможности по мобилизации доходов, включая самые разные варианты, даже увеличение налоговой нагрузки…» Вначале, как известно, всегда бывает слово.

После неудачной попытки увеличения «фиксированных социальных взносов» для ИП, после которой в 2013 году с легального рынка ушло несколько сотен тысяч микробизнесов, могло показаться, что стрижку налоговых купонов (по крайней мере в ближайший год) попытаются перенести на внешний объект — зарубежные активы российского бизнеса.

Однако офшорников пока не трогают. Бесконечные разговоры о деофшоризации вылились в минфиновский законопроект, который много обсуждался и продолжает обсуждаться в публичном поле. Документ предполагает «покосить налоговую травку» с иностранных активов тех налоговых резидентов РФ, кто прямо или косвенно является контролирующим лицом более 10% иностранной компании. За этой шумихой практически все упустили из виду стремительно принятый закон, который если не разрушает, то существенно изменяет два налоговых режима, придуманных специально для малого бизнеса, — упрощенку и вмененку. Организациям, находящимся на спецрежимах, теперь вменено в обязанность уплачивать налог на недвижимое имущество, у которого появилась кадастровая стоимость и размеры которого превышают определенную величину — квадратуру, устанавливаемую регионами. Это административно-деловые и торговые центры, нежилые помещения с офисами, общепитом и бытовкой.

Следом, не отходя от кассы, переключение внимания на новые инициативы и дискуссия о необходимости увеличения ставки НДС с 18 до 20%, налога на доходы физических лиц, повышения социальных взносов в ФОМС и… введение регионального налога с продаж. В последний день июля президент поддержал возвращение налога с продаж, и в августе Минфин направил в правительство загодя подготовленный законопроект. Налог сразу получил прозвище старого-нового, и теперь Минфин в спешном порядке будет продвигать его на федеральном уровне, чтобы дать возможность регионам соблюсти формальные законодательные процедуры и «не опоздать» к 1 января нового года… Впрочем, все по порядку.

Налог с продаж — один из косвенных видов налогов (на потребление), взимаемый с с конечных потребителей в момент приобретения товаров и (или) услуг. Действует в ряде стран мира, включая США. Впервые на территории нашей страны был введен еще в СССР в 1991 году со ставкой 5%. Однако последствия его принятия никем толком не анализировались, ибо СССР вскоре распался, а в российском законе «Об основах налоговой системы в РФ», введенном в действие с начала 1992 года, налога с продаж уже не было. Снова опыт его внедрения в российскую практику появился в 1998 году. Налог с продаж был введен как региональный и тоже со ставкой 5%, субъекты РФ могли самостоятельно принимать решение о его внедрении и установлении ставки в пределах «федерально лимитированной». В 1998-1999 годах практически все регионы у себя этот налог ввели, причем, разумеется, по максимальной ставке. С 2004 года налог с продаж (под влиянием решения Конституционного суда) в России был отменен.

В нынешней версии законопроекта регионы также получают право по своему усмотрению вводить у себя налог с продаж. По сути, изменилась только ставка (максимум — 3%), в остальном все нормы проекта похожи на ту самую реку, в которую мы уже два (или полтора, если СССР считать не вполне нынешней Россией) раза вступали. По данным РБК, после его принятия Россия станет второй страной в мире, где будут действовать одновременно два косвенных налога — на добавленную стоимость и с продаж.

Согласно законопроекту, дифференциации ставок для разных видов товаров или в зависимости от того, кто является плательщиком, не будет. Продажа ряда товаров и услуг будет освобождена от его уплаты (хлебобулочные изделия, молочные продукты, сахар, соль, картофель, растительное масло, яйца, крупы, детское питание, детская одежда и обувь, лекарства). Также налог не будет взиматься с продажи недвижимости и ценных бумаг, услуг ЖКХ и услуг по сдаче внаем жилых помещений, с санитарно-курортных услуг, услуг в сфере культуры и искусства, перевозки пассажиров и с оказания ритуальных услуг. Освобождаются от обложения учебная, научная литература, периодические печатные издания, услуги адвокатов и некоторых финансовых организаций.

По расчетам Минфина, если все регионы введут у себя налог по максимальной ставке, то дополнительные доходы их бюджетов составят в 2015-м году — 195 млрд, в 2016-м — 211 млрд и в 2017-м — 230 млрд руб. При этом в правительстве почему-то считают, что не все регионы и не сразу решатся на введение этого налога у себя (хотя прежний опыт был как раз обратным). А нынешняя ситуация такова, что региональным бюджетам просто не позавидуешь: они готовы как губка впитывать деньги отовсюду, где просто дают (федеральные трансферты) или где можно взять административно, «в меру своих полномочий». Согласно исследованию Независимого социального института (НИСП), к середине 2014 года долги региональных бюджетов составили в среднем 31% их доходов, у 40% субъектов РФ этот долг превысил 50%. Дефициты региональных бюджетов достигли в целом по России 8% (на конец первой половины года дефицитными являлись бюджеты более чем 30 субъектов РФ, столько же регионов балансируют на грани дефицита). В абсолютном выражении на март текущего года совокупный дефицит регбюджетов достиг 700 млрд руб., а к концу года этот показатель может увеличиться до 900 млрд руб. В доходах бюджетов сокращается доля налога на прибыль (в условиях экономической нестабильности поступления от этого налога всегда снижаются, ибо им в принципе можно легко манипулировать), но растет доля налога на имущество. Как в этой ситуации, вероятней всего, поведут себя регионы и их губернаторы, если появится возможность «обзавестись более стабильным источником доходов» (косвенные налоги считаются более устойчивыми в условиях экономической нестабильности)?

Смотрите так же:  Приказ по тахо

Основной аргумент сторонников налога с продаж именно такой: дать регионам возможность бюджетного маневра в части пополнения доходной части их бюджетов. В прошлые периоды свыше 50% общей суммы налога поступало в бюджеты трех регионов — Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга. Например, по данным Минфина, в 2002 году около 36% поступлений от налога пришло в бюджет Москвы, более 10% — в бюджет Московской области и 8% — Санкт-Петербурга. Наиболее легко администрировать налог с продаж именно в торговых сетях (сегодня около 25% оборота розничной торговли осуществляется тут). Но… наиболее активно торговые сети в последнее десятилетие также развивались в этих трех регионах. Мультипликативный эффект? Богатые регионы станут еще богаче, а бедные.

Обратим внимание и на следующую «деталь»: уход плательщиков налога в тень и сложности с его администрированием в прошлом демонстрировали, что его собираемость была на уровне всего 30-35% планируемого. Сегодня, по прогнозам аналитических центров, собираемость будет в лучшем случае 50% плана.

Следовательно, исходя из нынешних реалий и памятуя неудачный опыт нашего не столь давнего прошлого на два вопроса (введут ли у себя все? соберут ли все?) уже с высокой степенью вероятности можно давать один положительный и один отрицательный ответ.

Как это затронет непосредственно малый бизнес?

С МП — юридическими лицами более-менее понятно: затронет прямо и непосредственно. Формально налог возникает там, где возникает конечный потребитель. Однако в нынешней версии законопроекта плательщиками налога являются не только организации, но и индивидуальные предприниматели, у которых есть объект налогообложения (еще один выстрел в сторону разрушения или очередной существенной мутации спецрежимов для МСП: избавили в свое время от одного косвенного налога — НДС, но приращиваем другим — с продаж плюс если имущественный налог затронул только МСП-юрлица, кто на вмененке и упрощенке, теперь мутация коснется и ипэшников, кто не только на вмененке и упрощенке, но и на патенте). Кроме того, если в цепочке движения товаров будут возникать ИП, которые закупают их не для себя, а для последующей реализации конечному потребителю, налог с продаж (если ничего не изменится) будет уплачиваться дважды и даже трижды (каскадом). Налоговый период составляет месяц. Следовательно, по итогам каждого месяца и ИП, и МСП-юрлица должны будут платить налог в бюджет (и сдавать отчетность), что существенным образом не только увеличивает налоговую базу, но и удорожает административные издержки на предпринимателей (допрасходы на бухгалтеров и взаимодействие с налоговыми органами). Кстати, прошлый опыт в отношении ИП тоже есть. Так, поскольку, как говорилось, налог с продаж — налог на конечное потребление, когда-то Конституционный суд уже принял решение, что приобретаемые для предпринимательской деятельности товары следует исключать из перечня облагаемых. Как это конституционное решение будет учитываться сегодня? О нем просто забудут или бизнес снова пойдет в суд и несколько лет, пока с него будет «сниматься текущая маржа», будет доказывать, что ИП не верблюд? Налоговое администрирование и сегодня совершенством не блещет, и не стоит надеяться, что налоговики будут столь лояльны, чтобы верить бизнесу на слово, где конечный потребитель, а где — «промежуточный». На практике плательщику, если он, конечно, захочет с этим возиться, придется подтверждать статус «промежуточного» покупателя и собирать с части контрагентов кучу документов, доказывающих, что цепочка длинная и кто-то в ней «не конечный». Без бумажки, как известно….

В отношении основной части МСП администрирование будет непростым, действенный контроль над сотнями тысяч торговых точек нереален (к слову, государство даже не стало дожидаться результатов эксперимента по онлайн-передаче данных кассовых аппаратов в ФНС, который должен закончиться в феврале 2015 года). Однако контрольно-кассовую технику имеют не все МСП: не обязаны ее иметь те, кто на ЕНВД. Создается множество возможностей для путаницы и манипуляций. И для роста коррупционного рынка.

Последствия всего этого — развивающийся тренд ухода бизнеса в тень (банальность), поиск новых схем по его неуплате и повышение цен. Причем издержки продавец переложит не только на те товары и услуги, которые будут облагаться налогом с продаж, но и на все остальные — эффект мультипликативен. Прирост в текущую и годовую прогнозную инфляцию, по разным оценкам, составит от 1,5 до 3% (например, по расчетам Центра макроэкономического прогнозирования Сбербанка, на 2,1%). В конечном итоге за все заплатит конечный потребитель. Впрочем, и «промежуточный», возможно, тоже.

Эксперты: правильнее – полностью отказаться от НДС в пользу налога с продаж

Поделиться в социальных сетях:

Фото: ТАСС/Николай Галкин

Налог с продаж (НСП) может вернуться в Россию с 2019 года, по крайней мере такую возможность обсуждают в Минэкономразвития. Министерство предполагает, что НСП можно ввести вместо повышения налога на добавочную стоимость до 22 процентов. Ставка будущего налога пока неизвестна. Эксперты m24.ru предположили, что налог с продаж может оказаться желанием властей ограничить оборот наличных денег в стране.

Минэкономразвития предложила ввести налог с 2019 года, однако размер ставки пока неизвестен. Отмечается также, что идея пока плохо просчитана, она не прорабатывалась на официальных межведомственных совещаниях, но обсуждалась на встречах с участием министерства.

«Было бы правильнее полностью отказаться от НДС в пользу налога с продаж»

Директор по бизнес-образованию факультета инженерного менеджмента ИОМ РАНХиГС Олег Филиппов рассказал m24.ru, что с точки зрения бизнеса налог с продаж гораздо прозрачнее, чем существующий налог на добавленную стоимость.

«Было бы правильнее полностью отказаться от НДС в пользу НСП, сделать его не пять процентов, как это было когда-то, а, например, 18 процентов. Проблема НДС в том, что предприниматель должен отвечать за всю цепочку своих поставщиков и, если кто-то из них не заплатил налог, виноват оказывается именно он, убытки при этом никто не возмещает. Если говорить о налоге с продаж – предприниматель заплатил его, и ему безразлично, оплатили ли его другие участники цепочки, лично он – заплатил. Это будет более прозрачно и удобно. Однако надо понимать, какая будет ставка», – считает эксперт.

Филиппов напомнил, что в России НСП существовал с 1998 по 2004 год и последние годы налогом облагался только наличный оборот. Еще одной версией введения налога – считается желание властей отучить россиян от использования наличных денег.

«Возможно налог с продаж – это попытка ограничить наличный оборот. Если его введут только на расчеты наличными, люди начнут переходить на безналичные платежи, таким образом государству легче будет контролировать движение денежных средств в стране», – предположил он.

«Естественно, потребители будут экономить на всем»

Проректор Академии труда и социальных отношений, доктор экономических наук, профессор Александр Сафонов пояснил, что с одной стороны предложенное Минфином повышение НДС приведет к росту инфляции и ударит по производителям, которые работают на внутренний рынок, а с другой – появление налога с продаж заставит и покупателей, и продавцов уйти в тень.

«При увеличении размера НДС резко вырастет инфляция. Это ударит по тем компаниям, которые производят продукцию для внутреннего потребления. Те предприятия, которые экспортируют свои товары за границу – они возвращают налог. Увеличение НДС коснется производителей продуктов питания, одежды, бытовых приборов и так далее. Соответственно, люди будут меньше потреблять и таким образом будут созданы условия, при которых страна будет находиться в рецессии более длительный период времени, чем могла бы», – сказал профессор в разговоре с m24.ru.

Сафонов уверен, если налог с продаж будет введен только на наличный расчет, предприниматели начнут продавать свой товар без чека по более низкой цене.

«В условиях снижения дохода, неопределенности рынка труда, естественно, потребители будут экономить на всем. В том числе, на последствиях нелегального приобретения товаров и услуг. Человек будет рассматривать риск купить некачественный товар в меньшей степени, чем риск заплатить больше», – рассуждает он.

Наличные – все еще самый популярный способ оплаты покупок в России. Держатели платежных карт за девять месяцев 2016 года сняли 19 триллионов рублей, а оплатили товаров и услуг только на 8,7 триллиона. Доля наличных денег в обращении, по данным ЦБ, – около 9 процентов ВВП.

Экономический обозреватель телеканала «Москва 24» Денис Елаховский предположил, как изменения могут отразиться на потребителях.

Оперативный обмен информацией через интернет и ее автоматический анализ позволят сократить число проверок со стороны налоговых органов. Это также обеспечит равные условия для всех участников рынка и будет способствовать честной конкуренции между ними

Ранее зарегистрированные аппараты старого образца можно будет использовать еще в течение пяти месяцев, а 1 июля 2017 года всем предпринимателям необходимо перейти на новую технику.

Налог с продажи квартиры. Кого новый закон обяжет платить в казну

Президент одобрил законопроект, который в разной степени коснётся всех россиян, решивших продать или купить жильё.

В данный момент от налога освобождается выручка от продажи жилья, если человек владел им более трёх лет, или если оно стоит меньше 1 млн руб. Согласно новому законопроекту, при продаже единственного жилья граждане освобождаются от налогов вовсе, вне зависимости от срока владения. Не будет облагаться налогом и сделка со вторым жильём, если оно находится в собственности более трёх лет и стоит не более 5 млн рублей. В свою очередь, регионы смогут ограничить эту льготу: уменьшить предельную стоимость вплоть до нуля или увеличить необходимый срок владения до 10 лет. Также налоговые льготы будут распространяться и на выручку от продажи дачи, если её площадь не превышает 50 кв. м. О том, кого в первую очередь коснётся новый законопроект и как он изменит ситуацию на рынке, АиФ.ru рассказали эксперты.

Кому будет выгоден новый закон

«Закон коснётся всех покупателей недвижимости в разной степени, — считает Софья Лебедева, генеральный директор «МИЭЛЬ-Новостройки». — Покупателям жилья, которые прожили в своих новых квартирах менее 3 лет и решили снова улучшить жилищные условия, этот закон на руку. Дело в том, что с момента покупки на этапе строительства и до ввода дома в эксплуатацию через 1,5–2 года квартиры в нём успевают существенно подорожать, превышая тем самым не облагаемый налогом миллион рублей, а сумма налога при перепродаже достаточно существенна. Если реализация единственной квартиры не будет облагаться налогом без ожидания истечения срока в 3 года, то это может стимулировать покупку нового, более дорогого и комфортного жилья для ряда потребителей».

Смотрите так же:  Объяснительная в школу по причине отъезда

С другой стороны, по мнению эксперта, ограничение напрямую коснётся тех, кто приобретает жильё в инвестиционных целях (для сохранения средств, перепродажи или сдачи в аренду), поскольку оно весьма усложнит для них приобретение недвижимости. По сути, они будут вынуждены не только владеть инвестиционной квартирой не менее 3 лет, но ещё и ограничивать свой бюджет покупки 5 миллионами рублей. Заместитель руководителя юридического департамента компании «НДВ-Недвижимость» Владимир Зимохин согласен с коллегой: «Прежде всего, закон коснётся тех, кто владеет несколькими квартирами, в особенности дорогими, при условии, что у них возникнет необходимость их продать».

Налог с кадастровой стоимости

Президент также поддержал и идею Минфина взимать налог не с указанной в договоре, а с кадастровой стоимости жилья. Дело в том, что нередко при продаже квартиры с целью ухода от уплаты налогов в договоре указывалась сумма ниже одного миллиона рублей. «Похоже, в правительстве решили, что это единственный способ для того, чтобы призвать к порядку наших сограждан», — считает Зимохин. Однако, по его мнению, не исключена ситуация, когда рыночная цена продажи будет меньше кадастровой стоимости квартиры. В таком случае, если гражданин не будет против и не обратится в суд с требованием о корректировке кадастровой стоимости квартиры, то налог будет платиться с вменённого, подразумеваемого дохода.

Решение о том, кто будет платить налог: продавец или покупатель жилья — пока ещё не принято. «Предполагается, что если цена покупки превышает кадастровую, то с этой разницы налог заплатит продавец квартиры, так как он получит выгоду. Если же стоимость в договоре ниже, то такая выгода возникнет у покупателя. Требует уточнения момент, станут ли облагаться налогом покупки и продажи, которые соответствуют кадастровой стоимости», — считает Зимохин.

Инвестиционный Рубикон

Особый интерес вызывает цифра в 5 миллионов рублей, которая с принятием закона станет для инвестиционных покупок своеобразным «Рубиконом». По данным руководителя департамента аналитики и консалтинга компании «НДВ-Недвижимость» Елизаветы Гудзь, за 5 млн рублей можно приобрести однокомнатную квартиру на юге Москвы, в пределах МКАД, а за его чертой можно будет купить и «двушку». Значит, в первую очередь закон коснётся покупателей и продавцов дорогого жилья, а основную массу покупателей недвижимости он не затронет. К тому же нельзя не отметить, что у покупателей есть множество законных способов избежать уплаты налогов, которыми они обязательно будут пользоваться: «Инвесторы будут искать выход из данной ситуации, и в первую очередь, оформляя недвижимость на членов своей семьи и на других доверенных лиц, обойдя тем самым новое ограничение», — считает Софья Лебедева.

НДС повысят до 20%. Что это значит на самом деле

В чем истерика. 14 июня правительство объявило о планах повысить НДС с 18 до 20%. В СМИ и соцсетях, ясное дело, паника: цены повысятся, бизнес загнется, экономика рухнет и жить станет еще тяжелее. На тот момент законопроекта на сайте думы еще не было: его зарегистрировали вечером 16 июня, перед выходными. Сейчас текст уже можно прочитать, что мы и сделали.

В законопроекте есть не только про повышение НДС , но и про понижение страховых взносов. На заседании правительства об этом говорили, но на фоне повышения НДС это прошло незаметно. Пора разобраться спокойно, что предлагает правительство.

Что написано в законопроекте

  • С 2019 года основную ставку НДС повысят до 20%. Сейчас она 18%.
  • Ставка НДС на социально значимые товары не изменится и составит 10%. Это касается продуктов, детских товаров, лекарств, медицинских изделий и книг. Многие семьи повышение НДС не затронет.
  • Некоторые категории товаров и услуг будут освобождены от НДС , как сейчас. Например, диагностика и лечение, перевозка пассажиров, присмотр за детьми в садиках и обучение в школах. Еще есть ставка НДС 0% — там тоже без изменений.
  • Льготный тариф на пенсионное страхование зафиксируют. Сейчас ставка 22% действует только до 2021 года — если закон примут, то повышения взносов до 26% не будет.
  • Если годовая зарплата больше лимита, взносы останутся на уровне 10% от превышения. С 2021 года платить взносы с части больших зарплат было бы не нужно, зато пришлось бы платить больше вообще со всех.

НДС может повыситься, но это коснется не всех.

Льготная ставка взносов была временной, а может стать постоянной. Это хорошо.

Это все еще только законопроект, а не закон.

НДС — это налог на добавленную стоимость. Если компания закупает дешевле, а продает дороже, то разница между покупкой и продажей считается добавленной стоимостью, с нее нужно платить налог.

Формально НДС — это налог для бизнеса. Но из-за особенностей начисления и уплаты фактически он ложится на конечного потребителя. Повышение НДС может повлиять на потребительские цены некоторых товаров и услуг.

НДС ввели в России в начале 90-х. Когда-то ставка была 28%, в 1994 году ее снизили до 20%, а в 2004 — до 18%. Ставка 20% у нас уже была.

На что тратится НДС ?

НДС — основной налог федерального бюджета (не путать с региональным). НДС обеспечивает треть всех поступлений и находится на втором месте после нефтегазовых доходов.

Деньги федерального бюджета идут на социальные цели: пособия, помощь малоимущим, субсидии и льготы. НДС тратят на медицину, образование, армию и безопасность, культуру, молодежную политику, спорт и программы господдержки, реабилитацию инвалидов, поддержку сельского хозяйства, защиту окружающей среды, лагеря и санатории для детей, содержание музеев, научные исследования, ЖКХ .

Если очень упрощенно, то, когда мы платим НДС в цене товаров и услуг, мы все понемножку скидываемся на общие цели.

Зачем повышают НДС ?

На первом месте в структуре бюджета всегда были нефтегазовые доходы. Еще есть резервные фонды: когда цена на нефть снизилась, какие-то программы финансировались за счет накоплений. Но этих запасов все меньше, а расходы сокращать нежелательно.

Нужно оплачивать социальные программы. Социальные программы — это, например, материнский капитал, льготная ипотека, федеральная программа благоустройства дворов. Правительство рассчитало, что если НДС повысится до 20%, то бюджет получит дополнительные 620 млрд рублей в год, которые можно будет потратить на эти и другие программы. В пересчете на одного жителя России это 360 рублей в месяц.

Если упрощенно, то правительство хочет, чтобы россияне скинулись по 360 рублей в месяц, чтобы в России продолжились маткапиталы, льготы инвалидам, льготные ипотеки, бесплатные диспансеризации и другие полезные дела.

360 рублей в месяц

будет стоить одному россиянину повышение НДС до 20%

Другие варианты еще хуже. Когда денег не хватает, есть разные варианты их найти. Можно повысить НДФЛ , отменить льготы, ужесточить условия господдержки, отменить материнский капитал; можно вернуться к повышенной ставке страховых взносов или ввести налог с продаж. Любая из этих мер будет непопулярной.

НДС выбрали, потому что он хорошо собирается — лучше других налогов. Благодаря автоматизации его легко проверять, от него сложно и опасно уклоняться. А значит, больше гарантий, что денег хватит и какую-то важную для людей программу не свернут и не сократят.

Кстати, этого все равно не хватит

Путинские «майские указы» потребуют 8 трлн рублей, которые нужно постепенно дополучить в федеральный бюджет до 2024 года, то есть за шесть лет. Повышение НДС принесет меньше половины этой суммы. Остальное нужно будет доставать где-то еще. Зыс указ из финансед элсевер.

Вырастут ли цены из-за повышения НДС ?

Скорее всего, цены продолжат расти, но не только из-за НДС . НДС не повышали последние 14 лет, но цены все равно росли. Ключевая ставка ЦБ снижалась, но цены росли. Кредиты для предпринимателей становились доступнее, но цены росли. НДС на бензин весной не увеличивали, но он все равно подорожал. Цена на товар — сложная штука, и один НДС тут не решает.

НДС на социально значимые товары не повышается. В цене продуктов, лекарств, детской одежды, обуви и даже подгузников так и останется 10% НДС . Мясо, рыба, молоко, макароны, масло, овощи, мука, крупы, сахар и другие продукты тоже облагаются НДС по ставке 10%. Повышенный НДС на них все равно скажется — например, из-за удорожания доставки. Но гораздо сильнее на цену повлияет подорожавший бензин и новые тарифы ОСАГО .

В цене некоторых товаров вообще нет НДС . Например, если товар или услуга освобождены от этого налога или его законно не платят предприниматели. Но эти товары тоже подорожают, даже если закон не примут. Например, может вырасти аренда, зарплаты сотрудников или магазин просто захочет больше зарабатывать.

Подорожают дорогие товары. Например, автомобили: у них больше наценка в абсолютном выражении, поэтому и повышение НДС будет заметнее.

Если основная часть расходов семьи — это товары без НДС или по льготной ставке, повышение именно из-за этого налога может вообще не отразиться на семейном бюджете.

А что со взносами?

Льготную ставку сделают постоянной. С 2021 года взносы должны были повысить на 4 процентных пункта, но не повысят. Из-за этого бюджет недополучит 1 трлн рублей в год. Возврат к повышенной ставке сильно ударил бы по бизнесу: себестоимость товаров и услуг выросла и это отразилось бы на цене. Так что этот законопроект защищает и бизнес, и потребителей.

С высоких зарплат придется платить больше взносов. Если зарплата за год больше 1,021 млн рублей (это чуть больше 85 тысяч в месяц), с превышения на пенсионное страхование сейчас нужно платить 10%. Сейчас это так и работает, но взносы с превышения действовали только до 2020 года. Это условие предлагают сохранить бессрочно.

В 2021 году предельная величина зарплаты для взносов будет выше. Например, с 2017 года она выросла больше чем на 20%. Это сейчас лимит 85 тысяч рублей в месяц, а в 2021 году может быть и 130 тысяч — это решит правительство.

НДС платят во многих странах. Где-то ставка ниже, чем в России, где-то выше. В среднем — около 20%.

Смотрите так же:  Как правильно составить трудовой договор при устройстве на работу

Но сравнивать налоговую нагрузку только по НДС некорректно.

  • В Канаде низкий НДС , но высокие тарифы страховых взносов.
  • Есть страны, где большую часть налоговых поступлений составляет НДС , а где-то — налог на доходы. Например, в США , Дании и Люксембурге большую часть налоговых поступлений в бюджет приносит именно НДФЛ . В Австрии и Германии — социальные платежи. А в Греции и Португалии — косвенные налоги, такие как НДС .
  • В Великобритании основная ставка НДС 20%, а максимальный НДФЛ — 45% (у нас обычная ставка 13%). В Италии НДС 22%, но налог на доходы составляет от 23 до 43%. При этом налог на прибыль у нас составляет 20%, а в Италии — до 38%.

Зато кредиты для бизнеса у нас с двузначными ставками, а в Европе — в несколько раз дешевле. Сравнивать налоговую нагрузку и экономическую ситуацию только по ставкам НДС нельзя. Мы можем платить за коммунальные услуги 3000 рублей в месяц, а в какой-то европейской стране эти же услуги стоят 300 евро, причем газ и воду приходится экономить, а мусор надо сортировать.

Повышение НДС — это хорошо или плохо?

Это сложно. Мы живем в колоссально сложно устроенной системе, где в одном месте починил — в двух других сломалось. Проще считать, что повышение НДС — это никак. Надо жить дальше.

Минэконом хочет повысить налог с продаж, чтобы вывести бизнес из тени. Что происходит?

Министерство экономики Кыргызстана хочет повысить налог с продаж (НСП) для наличных платежей с 2 до 5 процентов. Рассказываем, кого это может коснуться, для чего это делается и что об этом думают бизнесмены и эксперты.

Коротко

• Министерство экономики хочет увеличить НСП с 2 до 5 процентов для наличных платежей. По его мнению, это необходимо, чтобы выводить бизнес из тени и дать ему меньше возможностей уклоняться от налогов.

• Безналичные платежи в Кыргызстане не облагаются НСП.

• Если налог повысят, это больше коснется тех потребителей, которые привыкли расплачиваться наличными — при таких покупках налог обычно закладывают в цену товара.

• Увеличение НСП, по словам министра экономики Олега Панкратова не коснется малого и среднего бизнеса, который работает по патентам или платит единый налог. Такой бизнес вообще не платит НСП.

• Мнение экспертов об идее минэкономики разделилось. Одни в целом поддерживают ее, а другие считают, что она может, наоборот, подстегнуть бизнес к уходу в тень.

Важное примечание: Увеличение НСП для наличных платежей с двух до пяти процентов — все еще законопроект, который вынесли на общественное обсуждение. Это не окончательное решение. Чтобы законопроект вступил в силу, его должны одобрить депутаты, а президент — подписать его. Минэкономики готово отозвать свое предложение, если бизнес-сообщество докажет нецелесообразность этой идеи.

Зачем поднимать НСП?

Минэкономики предлагает повысить НСП для наличных платежей, чтобы стимулировать бизнес пользоваться безналичными, и соответственно выходить из тени.

По словам министра экономики Олега Панкратова, нынешняя ставка НСП в два процента не стимулирует теневой бизнес к легализации, поэтому министерство предлагает повысить ставку до пяти процентов.

Если же бизнес не захочет платить НСП, то ему достаточно перейти на безналичный расчет — тогда предприятия освободятся от этого налога.

Панкратов объясняет: реформирование системы взимания НСП идет третий год. Сначала власти освободили от этого налога экспортеров, затем — бизнес, чьи денежные операции проводятся в безналичной форме. Эти меры, по словам министра, привели к росту безналичных платежей с 35,4% в 2015-м до 44,2% в 2016-м.

«Это предложение не связано с целями пополнения бюджета. Это было сделано в целях сокращения теневого сектора экономики, который и использует наличные платежи в целях сокрытия своих оборотов», — пишет министр.

Кого это коснется?

Панкратов говорит, что из-за увеличения НСП (если законопроект вообще примут) не стоит беспокоиться малому и среднему бизнесу, который работает по патенту или платит единый налог — такой бизнес НСП вообще не платит.

По словам министра, этот законопроект коснется средних оптовых предприятий, которым, как считает Панкратов, переход на безналичные формы оплаты не составит особого труда.

«Они не переходят [на безналичные платежи] только из-за нежелания. Потому что когда работаешь с налом, всегда есть соблазн не показывать свои обороты полностью», — говорит Панкратов.

При этом минэкономики готово снять предложение по увеличению НСП с повестки дня — если бизнес-сообщество докажет нецелесообразность этой идеи.

Что говорят эксперты?

Экономист и налоговый консультант Андрей Красников говорит, что идея минэкономики верная, и она поможет бороться с нелегальным наличным оборотом.

Однако он считает, что у государства должна быть программа поддержки предпринимателей, чтобы эффективно внедрить культуру безналичных платежей. Например, власти могли бы через налоговые послабления возвращать предпринимателям те деньги, которые они потратили на терминалы безналичной оплаты.

Кроме того, считает он, государство должно более строго контролировать те предприятия, которые используют наличные деньги в своих оборотах.

«На мой взгляд, налогоплательщики, которые переходят на безналичные платежи, должны испытывать меньше административной нагрузки со стороны налоговых органов. Потому что налоговые проверки должны идти, в первую очередь, на тех, чьи операции идут в наличной валюте. А для безналичных платежей — наоборот. Если ты открыт, то тебя мы не будем проверять», — говорит Красников.

Он не считает, что увеличение НСП с 2 до 5 процентов ударит по покупательской способности и станет шоком для потребителей.

Председатель правления палаты Налоговых консультантов Татьяна Ким не согласна с тем, что увеличение НСП будет выводить предпринимателей из тени. Она считает, что это противоречит политике сокращения налоговой нагрузки, объявленной властями еще в 2006 году.

По словам Ким, увеличение НСП ударит по оптовым и мелкооптовым торговцам, которые часто работают с наценкой в 1-2 процента — увеличение НСП в два с половиной раза приведет к банкротствам и увеличению цен на товары.

«Представители Министерства экономики говорят, что ставка [НСП] в два процента невысокая. Но это не так. Это очень высокая ставка. Мне кажется, что говорить [так] могут только те люди, которые собственный бизнес не вели», — говорит она.

Татьяна Ким считает, что от увеличения НСП может пострадать и государство, потому что бизнес будет вынужден уходить в тень — она говорит, что из-за этого объемы налоговых отчислений могут даже сократиться. Ким вспоминает, что Россия «уже обожглась» на этом:

«[Она в 2011 году] повысила социальный налог до 34 процентов. В итоге, они получили [пенсионных поступлений] меньше, чем когда налог был 26 процентов».

Главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова

«Думаю, повышение НДС ускорит инфляцию в годовом выражении на 0,5-1 процентных пункта. Для текущего уровня инфляции это достаточно много. Повышение ставки коснется лишь части товаров, вполне возможно, что это снизит инфляционное давление. Решение о повышении НДС для ЦБ — аргумент в пользу сохранения жесткой риторики. Мы все равно выйдем в интервал ключевой ставки 6-7%, просто решение о повышении НДС дает ЦБ аргумент сохранить ее на верхней границе этого диапазона. Вряд ли ставка опустится ниже 7%. Момент для объявления выбран удачно: сейчас внимание населения приковано к чемпионату мира по футболу, а не к экономическим новостям».

Владимир Сальников, заместитель директора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования

«Решение выглядит не самым оптимальным – рост налогов ударит по наиболее высокотехнологичным или и без того пострадавшим в кризис отраслям (больше всего пострадают машиностроение, особенно автопром, и строительство) и по всем категориям граждан, особенно по беднейшим. Я ожидаю ускорения инфляции в районе 1 п. п. Но это может «помочь» ЦБ замедлить снижение ключевой ставки. В реальном выражении уровень ставки до сих пор остается высоким, это ухудшит условия кредитования бизнеса – то есть одну из основ экономического роста. Скрашивает ситуацию лишь решение не отменять льготную ставку НДС на продукты и другие социально значимые товары. Но в целом потребительский спрос, конечно, будет сокращаться».

Александр Исаков, главный экономист «ВТБ капитала»

«Экономика растет с середины 2016 г. Рыночные отрасли, которые производят массовые изделия, растут быстрее, чем общий индекс промышленного производства, – около 5% год к году против 1,3% – но растут оба. Получается, что перед правительством стоит вопрос, как ускорить экономический рост, а не как к нему прийти. Пока трудно оценить, как повышение НДС повлияет на экономический рост. Маневр фискально нейтрален – все полученные деньги будут потрачены, и нужно смотреть, куда именно они пойдут. От этого зависит и эффект на рост экономики. По нашим расчетам, 1 процентный пункт НДС стоит 300 млрд руб. в год. При этом каждый процентный пункт повышения приводит к росту инфляции на 0,7 п. п. Из опыта стран, которые повышали НДС, известно, что до половины этого повышения происходит заранее, до фактического повышения ставок. Поэтому мы ожидаем роста цен уже во втором полугодии 2018 г.».

Кирилл Тремасов, директор аналитического департамента компании «Локо-инвест»

«Это очень странное решение — ускорять экономику через повышение налогов. По законам экономики эта мера всегда приводит к замедлению экономического роста. Складывается ощущение, что для чиновников найти пресловутые 8 трлн руб. и проинвестировать их в некие инфраструктурные проекты, которые, как я понимаю, пока в глаза никто не видел, важнее, чем ускорить экономический рост. Государство приняло решение, исходя из извращенной логики, что оно лучше знает, куда эффективно проинвестировать деньги, повысив уровень эффективного капитала в экономике и уровень потенциального ВВП. Но опыт – и наш собственный, и мировой – показывает, что рынок всегда оказывается эффективнее. Надо было начинать экономический рост со снижения налогов – например, нагрузки на фонд оплаты труда. Если бы был введен налог с продаж, то инфляция бы подскочила до 7%, а с ростом НДС, я думаю, взлетит до 5%. Мы точно выйдем за таргет в 4% уже в следующем году. ЦБ в свою очередь поставит «на стоп» процесс снижения ставок – риски растут, инфляция выходит за пределы таргета. Денежно-кредитная политика станет жестче».

Сколько налогов за прошлый год можно вернуть из бюджета